Николай Федорович Васильев

Разные осколки моей биографии
(РОМБ)

Часть 1. Мои корни


Ромб. Пояснения

О №0

"Омега", "Рома(нс)" или "Ромб". Как мне назвать свое это сочинение. То что я решил зашифровать я это решил твердо. Но вот как попробуем разобраться.

Что значит "Омега" расшифровывается это так "Осколки моей единственной гражданской автобиографии" Нет, это не подходит очень длинно да и почему гражданской разве есть еще какие другие. Отвергаю с ходу.

"Рома(нс)". А почему собственно "рома(нс)". Это означает "Разные осколки моей автобиографии и в скобках (новые сочинения). Тоже пожалуй не подойдет во первых почему новые сочинения когда я его решил просто восстановить и немного переработать, расширить, включив ряд неизвестных в ранее сочиненном. И кроме того это заглавие напоминает не то роман, не то романс, хотя ни с тем ни с другим я не думаю сочинение связать. Содержание я бы назвал повесть или в крайнем случае мемуары но не роман и тем более не романс. Я в свою длинную жизнь пробовал писать на разные подходы, стихи, поэмы, даже басни, рассказы, фельетоны, новеллы и даже роман, но мемуары не пробовал так пусть же это мое новое сочинение выглядит как мемуары.

И еще в заглавии отдельных осколков я могу не писать даже ромб просто начерчу ромб и это уже будет понятно.

А теперь почему осколки. Все писатели и поэты свои большие сочинения делят на части на главы, а какая разница часть это частица чего-то целого и осколок то же самое тоже частица целого. Мне почему-то понравилось это слово и я его решил использовать.

И еще одно пояснение. В верхнем правом углу я буду писать вести счет осколкам для этого вот и здесь стоит О №0 это означает что данный "О" осколок №0.

Ну что еще разъяснить разве только то, что размер осколков будет равняться одному тетрадному листу, как исключение допускается увеличение но не больше двух листов тетрадных. Вот кажется и все что я хотел пояснить прежде чем приступить к большой и я бы сказал кропотливой работе по писанию настоящих мемуаров.

Ромб. Зарядка

О №00

Повстречал я как то своего лучшего друга детских лет Гаврю. Ох как мы преданно дружили, а все равно не все вечно под Луной. Истратила свою искренность и наша дружба. А было если что один придумает, второй обязательно поддержит. А вот пути разошлись и всему виной водка. Тетка Матрена как то обвинила меня что это из-за меня Гавря курит и выпивает. А ведь совсем не так обстояло дело. Гавря курит раньше меня. И помнится на первую совместную выпивку он был инициатором. А вот ведь как сложилось, я приболел и мне врачи не разрешили употреблять спиртное и я ради своей жизни послушал их добрый совет и сейчас даже пива выпить не могу и совсем на спиртное не тянет. А мой дружок наоборот так пристрастился что все в жизни променял на стакан водки. Сейчас он просто стал алкоголиком. Хотя этого и не признает, да ведь все алкоголики себя таковыми не считают.

Так вот, встретил я его и разговорились он мне пожаловался что очень скучно ему жить все один и один. А ведь и один то он из-за водки. Первая жена Дуся умерла. Он жил с немкой, позабыл как ее имя Инза что ли. Не стала с ним жить из-за пьянки. Нашел Марусю славная женщина но и она не ужилась уехала оставила его одного. Конечно я ему сознаю скучно и посоветовал по старой памяти писать мемуары. Он согласился и сказал что попробует но вряд ли что либо сделал. Помешала водка. Сейчас живет с какой-то Любой, а со мной даже встречи избегает ибо я не люблю пьяниц и он это понимает. По-видимому совесть не позволяет встречаться со мной. Но я еще где то в осколках о нем еще напишу, а сейчас вот этот разговор и послужил тому, что я решил написать свои мемуары.

Ромб. Вступление

О №000

Эх мемуары вы мемуары, большое даже огромное сочинение, когда я его сумею завершить, даже представить себе трудно и сколько осколков войдут в его состав тоже затрудняюсь назвать. Но знаю точно что их будет очень много. Ученые советские предсказывают, что человек советской страны удлиняет свой жизненный уровень до 70 лет. А я уже подхожу к этому сроку. Значит жизнь прожита большая, а в жизни всего бывало и хорошего и плохого и вот в мемуарах и хочется все эти даже мельчайшие детали запечатлеть. Чтобы нашим потомкам кому придется почитать мои мемуары знали что из себя представляет их дальний предок. Работа сложная и трудная но все таки как хочется ее завершить. Считаю что это будет очень интересно почитать, а для меня сейчас это большое наслаждение вспоминать все мелочи жизненного пути которые я пережил за эту уже немалую жизнь, которую я прожил на этом свете.

Жизнь прожить не поле перейти говорится в народных мудростях а это действительно так за свою жизнь со сколькими товарищами я дружил. Сколько я их уже потерял, а сейчас остался а сейчас остался один со своей родненькой Аней. Дети мои выросли неплохие ими то я могу гордиться. Думается что и я для них тоже был неплохой. Сейчас мои дети имеют свои семьи но и нас родителей не позабывают. Навещают а когда приезжают для нас это большой праздник. Вот и об этом всем хочется написать. Да и мало ли еще было разных случаев. В общем я пришел к такому выводу что мне в своем сочинении есть о чем писать. А поэтому используя всякое свободные минуты когда я смогу без помех вспоминать прожитое я сажусь за перо и пишу. Вспоминаю. Читайте дорогие потомки ваш предок был неплохим человеком хотя в жизни встречал и хороших да и плохих людей. Все это вы найдете в этом сочинении если решите его прочесть до конца. Читайте не пожалеете.

Родословная

О №1

Начнем все таки с родословной. Попытаемся разобраться откуда идет корень моих предков.

Дедушка Василий по отцовской линии носил фамилию Шмыков, а в деревне его звали просто Шмык, естественно поэтому и бабушка Наталья была Шмыгина. Жили они когда-то в деревне Крутец это от нас километров за тридцать, и вероятно тот скудный крестьянский надел земли был не в состоянии прокормить разросшую семью у дедушки у них было шесть сынов. И дедушка решил перебраться к нам в деревню на заработки. Приобрел небольшую избушку и нанялся пастухом, в деревню пасти крестьянский скот коров и овец. Этот период мой отец в шутку называл что дедушка был военоначальник "полковник" что командовал полком крестьянского скота. Скот он пас долго пока по старости не мог больше угнаться за коровами и тогда перешел работать кладбищенским сторожем. Там рядом с деревенским была небольшая избушка и в ней он поселился жить. Этот период деятельности дедушки отец называл "священнослужителем" так как кладбище тогда находилось в ведении церкви. Сторожем он пробыл до тех пор, пока не ослеп. Тогда его перевели домой и как сейчас помню он лежал в темной комнате. Да свет ему тогда уже был и ни к чему. Кушать садился отец сделал ему подставки вроде стола (?) и он с ней кушал. Комната была маленькая две кровати и лаз на печку.

Когда он умер и как его хоронили этого я не знаю видимо родители опасались травмировать детскую душу меня не взяли на эту процедуру. Тоже самое случилось и с бабушкой Натальей тоже хоронили без меня.

Пару слов о бабушке. Она нигде не работала ей хватало дел по хозяйству да воспитывать сыновей. В моей памяти уже все дяди были женаты бабушка жила с дядей Семеном он долго не женился, а потом женился и говорят взял в жены женщину из дома терпимости.

Легенда о кладбище

О №2

Из рассказов старожилов я уловил следующую легенду о нашем деревенском кладбище (погосте).

Когда-то на мести нашей большой деревни располагались три деревушки в два-три домика. Одна в начале Социалистической улицы, а другая в конце. Третья деревушка была на месте где жили мой дед и бабка Шмыковы. Вокруг деревень были распаханы небольшие участки земли, а кругом стоял дремучий лес. А раньше где был дремучий лес, там обязательно водились и разбойники.

Один крестьянин возвращался домой на убогой лошаденке и телеге, которую в наших "беда" (?). В том месте где сейчас находится кладбище его остановили разбойники, но так как у мужика поживиться было нечем, то они его раздели, велели солпы (?) в штанах завязать то же самое заставили сделать с рубашкой и насыпали полную рубашку и штаны золота. Так голый мужик и домой поехал с золотом и наказом чтобы он не говорил где взял золото. Но так как крестьяне не знали цену золоту и куда его применить мужик долго гадал. И решил сделать добро потомству. На том месте где его остановили разбойники, он нанял людей, расчистил от леса участок и обнес его кирпичной оградой. А внутри этого участка построил церкву. Так появилось кладбище в нашей церкви. Оно и сейчас фигурирует под именем старого. Конечно, ограды у церкви уж давно нет. Кладбище расползлось во все стороны, через дорогу возникло новое кладбище. Но сейчас уже негде хоронить. Порядка в нем нет. Оградки ставят кто какие вздумает. Красят разными красками и если хоронить усопшего куда-то в центр кладбища то это не так легко сделать туда и человеку без ноши трудно пробраться. Людей сейчас в нашем городе уже много хоронят в день бывает по несколько человек и естественно кладбище делается все больше и больше. Думается что горкомхозу в чьем ведении сейчас находится кладбище пора уже подумать об организации другого кладбища. А места такие есть, особенно по обои стороны Белошинской дороги.

Батя

О №3

Я уж упоминал, что у моих дедушки и бабушки по отцовской линии было шесть сынов. Так вот самому младшему Федору суждено впоследствии стать моим отцом.

После женитьбы он принялся в дом жены и насколько я помню всю жизнь прожил с тестем и тещей. К сожалению жизнь его была не длинная 54 года, а всю сознательную жизнь он проработал на железной дороге. Конечно нажив большую семью, маме работать было нельзя, много детей, а на одну зарплату отца нашей семье было жить трудновато. И хотя отец вышел из батрацкой семьи, но мать была дочкой сравнительно зажиточного крестьянина и от ее родителей было хорошее подкрепление так как дедушка был исправным крестьянином и урожаи снимал прекрасные. Отец был с кислинкой любил выпить и говорил "год не пей два не пей а с получки выпить надо" и с получки всегда являлся пьяненький. И на подходе к дому запевал "Шумел горел пожар московский" это его любимая песня. Один раз с братом он решил на соревновании пить пиво и не выдержал дядя выпил 32 кружки, а отец только 28, а когда спросили куда же у них столько вошло он пояснил мы выпьем сходим за угол отольем и опять пьем. Пьяного мать разует и уложит спать, а как только отец попадал в кровать он быстро засыпал. Но любил и покомедианничать. Ни с того ни с сего пойдет куда глаза глядят, и мать следом. Выходит много километров, и мать все следом. Вот такие номера выкидывал, а то уснет где либо в саду и мы его искали и находили где либо под кустом. За все время он один раз пытался меня наказать, но мне так страшно было, что я шибко закричал, а мать укладывала спать сестренку, вступилась за меня и экзекуция не состоялась.

Каланча

О №4

В прошлом очерке конечно всего об отце я не смог охватить и поэтому и сейчас еще речь пойдет больше об отце.

Посреди деревни стояла пожарная каланча, это сарай где хранились пожарные машины с одного конца, а с другого был большой зал. Кажется, там даже была школа, а посреди возвышалась каланча, вышка, с которой можно видеть всю нашу деревню. Я бывал на верху этой вышки и ох как было страшно, она качалась - где-то внутри поскрипывала. Раньше этим зданием руководил Дученко а у барина было заведено что всех кто принимал участие в тушении пожара по окончании получал стакан водки. Повозки были на лошадином тягу и лошадей поставляли крестьяне поэтому по деревне ходила дежурная доска (?) и лошади дежурили все по очереди. После революции хозяина у пожарников не стало поэтому крестьяне решили организовать добровольную дружину. Отец долгие годы был начальником этой дружины. Работали только добровольцы. Мы четыре мальчишки Сергей Филюхин, Костя Балабин, Минько Никанурин (?) и я помогали старшим товарищам по пожарной как смогли и на что были способны.

Конечно средств на обновление пожарного инвентаря теперь ни от кого не поступало и пожарники решили устраивать танцевальные платные вечера, благо помещение для этого у них имеется. И надо заметить что эти вечера вполне получались. Народу было всегда много. Да ведь в те времена особенно молодежи и порадоваться было некуда.

Раза два устраивали такие вечера даже в эстонском клубе был и такой в нашем поселке в те далекие послереволюционные годы. На таких вечерах и мы мальчишки вносили свой посильный вклад, обслуживали вешалку и даже иногда доверяли проверять входные билеты.

Билеты всегда продавал Илья Варухин это я все еще помню а казначеем был Лешка Козловский. Помню потом по опыту нашей пожарной дружины на станции была еще одна такая же создана. Ведь после революции много освободилось помещений которые занимали всякие купчишки. Купцы вроде Волкова и ему подобных исчезли, а их кладовые большей частью сложенные из тесаного камня долго пустовали пока уж Советская власть их приспособила под магазины, или под склады. Сейчас об этом напоминают развалины на ул. К.Маркса, да помещения арендуемые заготльном по ул. Космонавтов.

Веселые дни были в те годы хотя еще особенно и негде было проявить себя особенно молодежи вот и прибивались вроде нас по каким либо организациям вроде добровольной пожарной дружины куда вот и мы примкнули вчетвером хотя и не всю жизнь.

Имение

О №5

До революции и в нашей тогда еще волости кругом самые лучшие земли были захвачены помещиками и в селах стояли поместья, "барские дома". Было такое поместье и в нашей деревне. Для полного представления запишем что осталось в памяти от тех далеких лет. Ведь революция все эти поместья смела все барские имения перешли в руки рабочих и крестьян. А с годами истерлись, имения превратились в коммуны, а потом так расстроились что имения или были уничтожены, или перестроены до неузнаваемости. В нашей деревне было имение, ми говорили что этим имением владела барыня Анипкина - парализованная ее и на прогулку слуги вывозили на каталке. Двухэтажный дом конечно каменный стоял среди парка как в лесу. После революции в этом доме был детский приют, а затем больница.

Парк вокруг обнесен березовыми аллеями, дорожки посыпаны песочком. Рядом с домом стоял невысокий флигелек там жили дворовые, а рядом с парком стоял невысокий деревянный крашеный дом там жил управляющий и другие высокопоставленные люди прислуживающие у барыни.

Помнится большой каменный двор. Я бывал в нем когда он уж был пустой. А потом его снесли за ненадобностью, за речкой были большие амбары правда деревянные но дедушка говорил что у каждой двери сидели огромные сторожевые собаки. Так что добро господ было под надежной охраной.

Дальше было гумно тоже каменное и большое. По рассказам дедушки барин любил устраивать в этом гумне потешные игры. Собирал ребят 10-12 лет делил на два отряда. На вооружение всем давал по березовому венику. И они сходились в атаку хлеща вениками друг друга. Боли особенной не было но крику подбадривания, шуму от хлестанья вениками было хоть отбавляй, А листы сухие от веников летали в разные стороны и застилали пол.

Вокруг гумна был огромный яблоневый сад и тоже обнесенный березовой аллеей.

Перед барским домом был пруд. Но об нем поговорим отдельно. Вода из него пользовалась барином для того чтобы работала водяная мельница, а в пруду плавали пара белых лебедей, и разведены были караси. На этот пруд вывозили барыню и она наслаждалась красотой пруда и плавающим красавцем птичьего племени.

Барское озерко

О №6

В нашем поселке нет особых достопримечательностей. Нет построек, дворцов там или церквей даже построенных в прошлом столетии, и все же я бы назвал достоянием памятником труду, тот пруд который у нас называют просто барское озерко.

Сколько труда было вложено в создании этого пруда по желанию барина не одна сотня крепостных крестьян трудились над созданием этого пруда ведь он имеет не меньше 100 м в ширину и пожалуй больше 200 м в длину. Не одна тысяча грунта вынута при его сооружении и как вынута все работы велись вручную тогда техники никакой не было. Лопата, лом и кирка верно служили работному люду. А землю отвозили скорее всего на лошадях, носилках да в корзинах, ведь в то время наверное еще и тачек не было. Можно представить это был действительно каторжный труд. А сколько надо было собрать камня, ведь все берега в пруде выложены камнем, а старожилы говорили что и дно все вымощено камнем. Разве это не памятник труду. Еще мальчишкой и мне приходилось не раз бегать на этот пруд купаться. А сейчас этот пруд какой-то источник заразы и смрада.

Помнится сшила мама мне бархатные короткие штанишки и в них я бегал купаться на этот пруд. По дороге попалась гусыня с гусятами. Мне захотелось поймать гусенка. Но стоило наклониться штанишки сзади лопнули сверху донизу и пришлось идти домой с огромной дырой сзади. А теперь на что похож этот пруд. Железнодорожные предприятия сбрасывали нефтяные отходы, и этот ручей всю эту дрянь сплавлял в пруд. В конце чего пруд заилился, порос камышом, а нефть сделала свое дело погибли караси и лягушки и санэпидстанция не волнуется в зарослях камыша не водится даже комар, не по климату. И думается, если будет продолжаться так и дальше то после нас геологи откроют залежи нефти на месте пруда.

Неужели горсовету не стыдно проходя мимо пруда вдыхать запахи гнили которые распространяет гниющий пруд. Неужели сейчас имея в каждом предприятии могучую технику, трактора, бульдозера, машины нельзя очистить пруд чтобы сохранить для потомков это уникальное сооружение дать возможность ребятам плескаться в воде как это было много лет назад. Да ведь и в пожарном отношении хорош запас воды был бы. Уж если нет средств в горсовете на очистку пруда, пусть заводы очистят им не так уж и обременительно с теперешней техникой. Наконец мобилизовать комсомол, население на субботник все откликнутся. Помогут. И пруд надо бы спасти, это долг советов перед избирателями. Детский пляж ох как нужен нашему городу.

Василий Иванович

О №7

По материнской линии у меня был дедушка и тоже Василий. В деревне его почтительно называли Василий Иванович. Этот дедушка был душой детей. Он любил детей и мы ему этим же отвечали. Сколько советов он давал нам тогда еще несмышленышам не знающим жизни. По хозяйству он был исправным крестьянином и хотя тогда господствовала чересполосица он ухитрялся снимать неплохие урожаи вот почему и мы мои родители всегда чувствовали помощь которую нам незаметно оказывал дедушка. Помнится осенью когда урожаи с поля уже убраны на огородном участке строились одонья (?) вешала для хлебов для их просушки на весь так называемый большой огород. Это задняя часть земельного участка где обычно снимали только траву на сено и земля не обрабатывалась. Специально придерживалась для сена. Так вот дедушка конечно с помощью отца и дяди Коли устанавливали десятки метров вешал с ячменем, да такие же с овсом и горохом. Где то устанавливались и вешала для льноголовочек. А пшеница и рожь складывалась под специальный навес. А потом до ползимы всей семьей молотили, и убирали хлеб в амбары. Был у дедки специальный амбар, там помню много было сусеков и все к зиме были заполнены, там и рожь, пшеница, овес, ячмень, горох, мука, лен. Всего много и запирался амбар на большие замки. А в ряд с ангаром был сарай для дров, сарай для сена. Построек у деда было много пятистенный дом и две избушки которые обычно сдавались внаем. В крестьянском труде дедушки и я успел кое что помогать, а именно грабить сушить сено. Косить еще не успели меня научить. Бороновать, возить на поле навоз. Однажды я понес деду обед и он мне разрешил поехать с плугом. Я один круг объехал и дедушка мне больше не разрешил, силы мало, и борозду прямо не проехать. Ездил в ночное пасти лошадей. Зимой заготовляли много дров, здесь уж помогали и два зятя. А по весне пилили, кололи и укладывали в костры. Мы ребятушки обычно тоже вертелись здесь и бог знает помогали, или мешали, мы не сознавали но пользуясь добротой дедушки всегда находились поближе к нашему Василию Ивановичу.

Бабушка Настя

О №8

Вторая моя бабушка Настя была тоже сухонькая старушка вроде и бабки Наташи. Тихая и податливая, с дедушкой она жила в великой дружбе и занималась только по хозяйству, да летом в огороде где у нее все было и морковь, и капуста, и даже горох и боб для нас внуков.

У бабушки были две сестры Дуня и Паша они жили в деревне к бабке Дуне любили ездить в гости и бабушка и дедушка, часто брали и меня с собой.

Накануне дедушка почистит лошадь, смажет повозку которую мы называли тарантас и поедем. У бабки Дуни я помню было два сына Лешка и Павел а вот ее мужа я не помню. Говорили что он любил выпить и долго прожить не смог. Раза два ездили к бабке Пашке они жили в другой деревне. Помню ее мужа Матвея. Мощный рыжебородый мужик тоже любил выпить и не раз поднимал кулаки на жену.

В отличие от них дедушка не пил, хотя и не прочь выпить помнится такой случай, ходили с отцом в баню, и изрядно выпив пришли домой пьяненькими а дедушка еще и похвастал что нынче билеты в баню очень дорогие. За два билета уплатили 80 рублей. Да и вообще дедушка любил пошутить. А спал всегда с бабушкой и всегда в обнимку уж больно крепкая у них была дружба.

Как то бабушка разговорилась с моей тещей. Теща сказала что она не знает где ее похоронят. А бабушка заверила что уж она то будет положена только рядом с ее Васей. А вот жизнь распорядилась по другому. Началась война мы эвакуировались и там за десятки тысяч километров от Васи она умерла и была похоронена в Таджикистане. Ох как далеко от своего Васи но шла война и мы не имели никаких возможностей похоронить ее рядом с дедушкой. Она там не одна с ней лежит два правнука, но и кладбища где они похоронены уже не существует. Колхозники запахали и посеяли хлопок. Дедушка умер и похоронен на нашем кладбище в фамильных могилах. Там много родичей собралось, там мои сестры и братья, родители и дядя, Там придерживаем местечко и для себя. А что ж годы берут свое уже под семьдесят пора собираться и туда.

Моя мама

О №9

У дедушки и бабушки было всего две дочки старшая Марфа, это моя мать и младшая Александра. Надо заметить что мать моя всю жизнь была сухонькая и никогда в жизни не была полной в то время как ее сестра Александра все время была полной. Мать всего дороже считала свои любимые комнатные цветы и кошечку. Вот уж чему-чему а цветам она отдавала все свои заботы и любовь и не могла жить без кошечки. Это было для нее святым делом. А в жизни она видела много и больше нехорошего. В 1929 году в нашу семью впилась скарлатина и в течение одного месяца умерли две сестренки и самый младший братишка. Если старшая умерла и похоронена на местном кладбище, то младшая Нина и брат Валя были отправлены в Псков и похоронены на Мирожском кладбище. В те годы я знал их могилу, а теперь пожалуй и близко ее не найду. А вот мы четыре брата даже не переболели. Двоюродные сестры Женя и Тая тоже были в Пскове но они болезнь переболели и выздоровели. У них брат Толя тоже скарлатиной не болел.

Мама рано овдовела. В этом смысле ее жизнь можно разделить на три периода. 22-23 года жизни до замужества. Примерно 30 лет замужем и еще 30 лет с лишним вдова. Мужа мама лишилась рановато он умер 54 лет. Всю жизнь работал на железной дороге там простыл на снегоочистителе и получил менингит. В Ленинграде помер. Но похоронили на своем кладбище. А потом война. Пришлось эвакуироваться это тоже большое переживание для матери. Там похоронили бабушку. И опять переживание. Но она молодец все невзгоды вынесла мужественно. И хотя после войны у нее было три сына, она предпочитала жить в нашей семье. Ни к одному из младших сыновей жить перейти не хотела. И хотя бывает поворчит. Ей все казалось что мы жить не умеем. Она имеет большой опыт. А то что и нам давно перевалило за пятьдесят. Она все считала что мы жить не умеем. Умерла мать на 84 году тихо не залежавшись. И похоронили так как она и завещала в церкви и в свою фамильную могилу.

Тоже хозяйство

О №10

Дорогой читатель вы уж не судите что в тех осколках где я должен был писать об одном каком-то человеке вдруг вплетается и другой. Ничего не поделаешь ведь и в жизни было все так переплетши где один там и еще есть другие действующие лица. Такова жизнь.

Но вот я хочу снова вернуться к отцу. В одно время мы жили отдельно от дедушки в дальней избе. Наверно трудно было отцу держать на своем иждивении растущую семью. Он решил заняться кролиководством. Сколько у него их было он пожалуй и сам счета не знал. Не успевал строить клетки и решил на потолке их держать без клеток. Они падали на улицу их подбирали кошки и собаки. Но их было так много что всем хватало. И мы ели кроличье мясо ежедневно. В выходной отец кроликов выпускал в сад гулять. А к вечеру снова загонял по клеткам. И все потихоньку разбирались по своим местам. Помнится был один самец светло-рыжий его было никогда на место не загнать и всегда приходилось ловить в сеть. Отец в свободное время залезет на чердак ляжет и ему это доставляло удовольствие когда кролики бегали вокруг него и по нему.

Хочется еще отметить одну деталь желаний отца особенно когда он выпьет, а выпить надо отдать справедливость он любил. И тогда ему страсть как интересно было бороться со мною. Все шло нормально, но я-то взрослел и пришло такое время когда я оказался победителем. Этого отец уже переносить не смог. И раз и два оказавшись в роли побежденного он признался что ему уже неинтересно со мной бороться, он не желает быть побежденным. Ну что еще добавить. Однако отдельно от дедушки мы жили недолго потом опять перебрались в общую семью, а вскоре и обои избы были разобраны. Дедушка из них решил построить дом для второй дочки Александры. Дом вышел большой, просторный. Некоторую работу в его сооружении принимал участие и я но об этом в другой раз.

Здравствуйте

О №11

До сих пор я все писал о том и о сем, уж пора начинать писать о себе.

Здравствуйте! Но как я родился извините уж этого я не помню. Правда родители в первые годы моей жизни уверяли что они меня купили на базаре. А откуда мне было знать. Может и купили но другие говорили что и меня так нашли. Вот уж чего не знаю того не знаю. А может и аист меня принес. Но уж это пожалуй маловероятно. Поблизости у нас аисты не селятся. В общем как бы там не было, я появился на свет. Значит надо жить, расти и набираться житейской мудрости. Ну что ж будем стараться.

В семье я был первым ребенком. Конечно отец работал и ему особенно со мною заниматься время не было. Зато мать всю себя отдавала моему воспитанию. Ей хотелось из меня воспитать идеального сына но как увидим дальше ей это не удалось.

Во-первых, я был лишен общения с деревенскими мальчишками, моими сверстниками, Видите ли они все вольные, хулиганистые и вдруг я перейму от них что-либо неблаговидное. Для общения с детьми мать всегда приглашала девочек. Вот почему почти до школьного возраста мне приходилось играть общаться только с девочками. Отец купил мне детский трехколесный велосипед. Но пришла Маня Силовская она была постарше и естественно потяжелее. Захотелось прокатиться. Села и у велосипеда поломались колеса да так что отец и восстановить не смог. Весь мой вольный мирок заключался во внутреннем дворе. В сад я ходить сам опасался там большие деревья, яблони, вишни и много кустов смородины и крыжовника. Ох как страшно особенно одному. Если я решался войти в сад, то старался быть поближе к калитке чтобы в случае чего мог побыстрее выйти из сада во двор. Во дворе все же смелее всю территорию я уже изучил до последнего вершка и здесь я себя чувствовал смелее. Здесь я был на высоте и к тому же мать всегда могла видеть.

Будка

О №12

Поддерживая мамин стиль воспитания, отец чтобы мне было не скучно во дворе, особенно когда я бывал один. Отец из мелких дощечек соорудил для меня детский домик, мы его почему-то все называли будка. Он был легкий, часто переносился с места на место. Но меня он вполне устраивал был он небольшим может побольше метра шириной и около двух метров длиной. В передней стенке было окошко, а в задней вход.. В этой будке я любил играть, и она мне служила очень долго. Уже позднее когда я стал более разумным, я эту будку использовал, соорудив себе нечто вроде красного уголка. На потолке хлева и уже с постоянными верными друзьями ей пользовался. А так эта будка видела многих моих большей частью подруг. Так как с мальчишками я стал общаться когда пошел в школу, а до этого под неусыпным наблюдением матери я мог общаться только с девочками с которыми мать меня знакомила с большим удовольствием. Бывали у меня и сестры Малинины. Это девочки которые также воспитывались идеально и мать по-видимому с них хотела взять пример в воспитании сына. Но мне кажется что Зина и Маруся у меня были только один раз. По-видимому их не устраивали мои распорядки и они больше ко мне не приходили. Но подруг было много, может ежедневно все новые, уж мать то об этом побеспокоится так что одному мне приходилось бывать мало, но я не особенно унывал я и один смог устроить себе разные занятия. Если привыкнуть к слову будка то в саду у нас была еще одна будка в которой летом спали сначала отец и мать, а когда я подрос и меня можно было оставлять одного, я ночевал в этой будке. Но это было гораздо позднее, когда я уже не боялся оставаться в саду один и большие деревья и кусты меня больше не страшили а позднее для такой будки отец приспособил барскую карету, которая впоследствии тоже досталась мне по наследству. Но это было уже гораздо позднее когда я уже стал взрослым, завел свою семью и в этой карете мы проводили летние теплые ночи уже со своей супругой.

Первейшая подруга

О №13

[Отсутствует - В.В.]

Дальние путешествия

О №14

Шурка Мочалин был старше Лидки года на два, а Лидка старше меня тоже года на два. Так что в возрасте между Шуркой и мною была уже большая разница. Однажды Шурка у отца выпросился прокатиться на поезде, а в товарищи решил взять меня. Все шло нормально дядя Лешка посадил нас на тормозную площадку вагона наказав слезать на первой же остановке и мы поехали. Хорошо кататься в такие годы на чем бы то ни было. Так мы доехали до первой остановки. Слезли и узнали что обратно поезда скоро не идут и решили домой идти пешком. Подумаешь восемь километров. И вот по шпалам мы шагаем с дороги не собьешься, она одна. Помнится Шурка увидел на путях змею, показал мне, и тогда я уже узнал что я очень близорук ибо змею я так и не увидел. Как это было и позднее когда мы ходили с мальчишками смотреть на нагих девчонок которые купались. Мальчишки восторгались видели все девичьи прелести но увы я лично ничего рассмотреть не смог. С тех пор я и чувствую свой недостаток и очень огорчен. Домой мы с Шуркой дошли благополучно и больше никаких происшествий не случилось.

Другой раз Зинка Грязнова меня позвала сходить на дом который строил их зять. Это на той стороне железной дороги. Далековато. Я согласился но Зинка разочаровалась в таком спутнике. Придя на стройку она хотела в сукроме (?) поиграть. А я очень захотел домой. Дело дошло до слез и ей пришлось прекратить начатую игру и вести меня домой. С тех пор Зинка не стала больше играть со мною. Ну и пусть. Я то не особенно и нуждался. Я приспособился и один играть хорошо.

Пару слов о Лидке как то мы должны были везти дрова в баню. Это дело нам поручили. Мы пошли к амбару. Я стал набирать дрова а Лидка залезла под телегу. Приготовилась к интимной связи и позвала меня. Я заглянул она лежит как и положено для такого дела и платьишко поднято. Но увы видимо я был не страстен к этому делу, наверно еще не знал вкуса и понимаете сославшись на то что надо нести дрова я отказался от связи.

Другие приключения

О №15

В этом осколке я решил собрать несколько мелких житейских приключений.

Вот первое. Ходили мы как-то воровать горох в поле. На черной полосе. И вот нас застали и пугнули. Ну мы конечно бежать. Ноги молодые и быстро нас уносят от преследователя. Да и был ли он теперь трудно сказать. А бежать надо было далеко и на пути нам лежала речка. Неширокая многие ребята ее перепрыгнули, а я вот этого сделать не смог. Оказался в речке и как раз в зарослях кувшинок. То что вымок это уже не так страшно, а вот от кувшинок зажелтил свою матроску, это уже серьезно. Все закончилось благополучно мы без особых приключений прибыли домой. А вот дома от матери мне досталось что я спортил рубашку. Нужно заметить что мать могла сама шить на швейной машинке, любила меня наряжать, и сама готовила разные фасоны и переделывала ежедневно, так как было за день я так извозился в грязи что не только белье а и самого надо было отмывать в корыте.

А вот второе. У моего двоюродного брата отец работал гончаром и вот мы однажды с Егором ходили в гончарную так что я представляю как делаются горшки. Видел и печь и изделия.

Третье. Особенно в выходные родители любили пить чай с баранками. Баранки у нас выпекал Майоров там в поселке и меня родители посылали за баранками. Майоров навяжет на мочалу горячих еще пышных витых баранок и я бегу домой. А какие баранки, сейчас почему-то таких не выпекают. А мне кажется и зря.

И еще одно. Как то шел я с бани домой, не помню кто там держал гусей, но стадо гусей мне преградило дорогу. Как обойти не знаю. И я не мог их обойти на меня напал гусак и так защипал что повалил. Не помню как я убежал от него но наверное слез было много. Может кто и помог избавиться от гусака но все же я без особых синяков добрался домой и долго потом опасался встречаться с гусями.

Эстафета

О №16

Пока нас детей в семье было двое я и Нина у матери еще хватало энергии уделять нам много внимания. Но после смерти Нины и появления другой сестры Жени мама как-то сникла и стала нам меньше уделять внимания, предоставляя больше самостоятельности нам самим. Женя подросла и уже имела своих подруг. Особенно меня привлекла ее подруга Нюша Червякова. Вот ей-то я и решил передать эстафету по интимным связям. Она одна не соглашалась и только тогда согласилась если Женя и она будут участвовать по очереди. Я конечно согласился и как-то находясь в сенном сарае мы решили это дело продемонстрировать. Женя и Нюша легли рядом, конечно юбчонки подняли и я должен залезать на них по очереди. Конечно Женя меня меньше интересовала, я с ней только показывал что делаю дело, зато с Нюшей старался вовсю оправдать свое назначение. Уж больно мне Нюша нравилась. Но увы интимной связи как и положено не получилось. Виной тому видно то что я не знал устройство их аппарата. Скользил где=то по-видимому по паху не иначе, и в щель не попадал. Чем я конечно огорчался но исправиться никак не смог и наверно не зря в деревне распевали обо мне песенку:

Коля-Коля Николай

Запер девочку в сарай

Тыкал-тыкал не попал

Даром гривенник пропал.

Конечно я не могу в этом винить Нюшу всего скорее что это вышло через Лидку, она чаще со мною имела дело и больше знала о моих способностях. Да дело швах надо как=то изучить девичий аппарат, а как ведь добровольно они разглядеть не дадут. Как=то играли мы в нашей будке с Манькой Дуниной и договорились показывать друг другу. Она села на скамеечку у задней стенки а я у порога. И по очереди то она поднимала платье то я спускал штанишки. Сейчас затрудняюсь сказать Манька то может и все разглядела а я благодаря своей близорукости, в чем я все больше и больше убеждался, ничего рассмотреть не смог кроме как белого тела и на животе и на ногах все одинаковое. А еще раз я решил насильно посмотреть у сестры Таси в саду зимой ее повалил на снег и забрался под платье но увы и здесь я не мог ничего рассмотреть. Тася сжала ноги и я не мог их развести и поэтому опять не смог ничего рассмотреть. И что это девчонки такие скрытные неужели им жалко показать что у них за богатство хранится под юбкой. По-видимому не положено, так уж заведено в природе что они должны охранять свою девичью честь всеми средствами.

В горохах

О №17

Как-то собрались нас ребят человек десять и договорились пойти в горох. В крестьянских делах я помогал дедушке что смог. И конечно все наши полосы я знал. Знал что горох насеян на конце полосы у леса в поле которое называлось "Попково". Договорились и пошли, а дорога дальняя и в пути предстояло перейти речку. Речка небольшая ее можно разбежавшись перепрыгнуть, но можно и перейти вброд там наверно старому воробью по колено. Но мы выбрали переправу другую, метров пятнадцать. Идем вдоль речки и только там на крутом берегу заканчиваем свой путь. Так как среди нас были и мальчишки, были и девчонки. Так вот мальчишкам предстояло перенести девчонок через речку на спине. Штаны засучены, девчонки устроились у нас на спине и мы трогаемся в путь. Мне лично нравилось переносить Нюшку Червякову. Она держалась за шею я поддерживал за ягодицы, а пальцами старался ощупать ее аппарат. И хотя мы девчонок переносили туда и обратно несколько раз, и каждый раз я ощупывал Нюшу, она молчала вроде и не реагировала, но увы сколько я не старался так ничего и не нащупал. Но вот перенос закончен и по межам среди добрались и до места до гороха. Сначала мы рвали и ели, а потом придумали игру. Девчонки были коровами, а мы быками, и в нашу обязанность входило как это делают настоящие быки прыгнуть на коров и стараться учинить интимную связь. Не знаю как другие мальчишки, но у меня и на этот раз ничего не получилось, мой аппарат где-то скользил кругом да около, а в щель не попадал.

Нужно заметить что в те годы девчонки еще не носили штанов, они входили в обиход позднее. Может из семей более культурных девчонки штаны и носили но те девчонки которые нас окружали еще не привили себе такого обычая носить штаны. И как бы там ни было вроде и к аппарату попасть доступно почему-то по-прежнему у меня ничего не получалось. То ли виновата близорукость, но кажется что и она здесь ни при чем, даже на ощупь я ничего не мог понять. Просто девичий прибор был для меня загадкой и как я не старался не мог этот барьер преодолеть. Жалко что девчонки не соглашались добровольно мне рассмотреть аппарат. Вот только поэтому при всех моих попытках и получалась осечка. Как странно сейчас это вспоминать. Вот теперешние бы мои знания пожалуй не одна девчонка была бы обесчещена.

Новые друзья

О №18

С тех пор как мать ослабила свой жесткий контроль надо мной я все чаще стал покидать свой обжитой внутренний двор. Чаще стал выходить на улицу и встречаться с деревенскими мальчишками от которых так оберегала мать.

Все шире стал радиус моих действий и все новые и новые друзья появлялись у меня. Помнится Федоровы жили внизу "Шабашны" (?) так мы называли первый нижний этаж ведь дом-то был хотя и деревянный но двухэтажный. Не знаю почему, но их почему-то причисляли к финнам вроде мать у них была финка. В этой семье было два сына Павел мой сверстник и Костя чуть помоложе. Сначала втроем мы их комнату перегораживали дровами на загоны и выгоны и перегоняли картошку с места на место. Это была наша скотина. Так мы играли не раз но я почему-то больше тяготел к Косте и вот мы забрались на глиняные ямы где обычно крестьяне делали кирпич-сырец и там облюбовав ракитовый куст. Играли там наверно больше недели из глины мы соорудили печку вмазали в печку котел грамм на 150-200 и пытались вскипятить воду но у нас ничего не получалось. Вода не закипала. Видимо был слаб огонь и толст котел.

Другим моим приятелем оказался Ванька Харламов с ним мы играли в их саду в малиннике. Из сухой малины строили дома заборы и так увлекались что бывает выходили из малины когда были уже сумерки. И там мы долго бы играли если бы Ванькин старший брат Сергей не обнаружил наше игрище и основательно разорил так что и восстанавливать уже не было охоты. Нужно заметить что так уж было заведено что старшие всегда вредили младшим, и не считались с тем что они обижают меньших. Они считали это в порядке вещей, как будто так и надо ведь они старшие и могут диктовать что им вздумается.

Гражданская война

О №19

Как шла гражданская война я просто не помню. Сколько мне было тогда лет, я еще и с внутреннего двора не выходил. Как свершилась революция тоже не знал, об этом мне поведали уже в школе. Помнится говорили что белый генерал Булак-Балахович от Пскова движется к нам но до нас он так и не дошел видимо доблестные советские солдаты его не пустили. А еще помню через нашу деревню шли солдаты красные, были остановивши у нас в деревне. Несколько командиров квартировали и у нас. Еще угощали солдатским хлебом. Вот вкуснотища я с тех пор такого хлеба не едал. А вот тот помню. Когда они собрались ехать дальше. Согласились прокатить нас с Лидкой. У этих командиров был на вооружении осел, а для него сделана специальная легонькая тележка. Так вот в эту тележку запряженную ослом усадили нас с Лидкой как молодых и мы поехали. Проехали всю деревню, а как выехали за деревню, солдаты нас сняли с повозки, а сами поехали дальше по дороге к кладбищу. Мы долго им махали руками пока они не скрылись за пригорком и тогда мы побежали домой.

Вот пожалуй и все что осталось у меня в памяти от того как в нашей стране установилась советская власть.

И в заключение хочется отметить если к каждому осколку прибавить немного лирики природных явлений как это делают настоящие писатели. Получился бы не плохой и не маленький занятный рассказ. Но для этого надо много работать, а у меня сейчас задача другая, все детали ухватить как можно сжато, но не упустить никакой мелочи. Может впоследствии я попытаюсь какой=то осколок написать более подробно, а может если жизнь еще продлится, попытаюсь и все осколки расширить до отдельных историй.

Пора в школу

О №20

Шел 1919 год. Страна еще не успела опомниться от революции. В стране разруха. С питанием плоховато. С одеждой тоже.

А мои годы между прочим пододвинулись и пора в школу. В это время контроль мать совсем ослабила и даже записываться в школу разрешила пойти одному с мальчишками одногодками от которых раньше так охраняла.

Вот и школа подошла моя очередь записаться я назвал свою фамилию Васильев, а ребята запротестовали они говорят мне фамилия Ванюхин это по матери. Другие говорят что Шмыков. Не знают что отец и его братья давно уже сменили фамилию Шмыков на Васильевых. Все-таки я записался как Васильев, и подсказки мальчишек ни к чему не привели.

Вот я и ученик. Ученик сельской школы почему-то нас зачислили туда хотя записывались в здании железнодорожной школы. А в сельской-то школе и помещения подходящего не было. Гоняли с места на место. Занимались в здании бывшего волисполкома потом там организовали "Дом крестьянина". Затем перевели в дом Яблочихи. Но и там долго не продержались. Потом в этом здании разместился нарсуд. Наконец нас перевели в бараки в так называемом местечке Березки. Там было два класса и учеников было много. 1-2-3 и 4 класс. Занимались в две смены. И учительниц было две.

В школу я пошел подготовленным. Много уже книг прочитал, неплохо писал и решал задачки. Так что соседи списывали с меня уроки тоже получали неплохие отметки, и учительница удивлялась как это в классе уроки делаются хорошо а домашние задания плохо. Не подразумевала что они списывали. А мне же уроки давались легко, я все выполнял на лету. И поэтому особенно первые три класса считался лучшим учеником. Многим ребятам учительница говаривала: "Суконный твой язык" за неправильно произнесенные слова. Мне ни разу такое замечание не делалось так у меня все шло гладко и все правильно. Отец мне приспособил под книжки дедушкину пастушью сумку. Вместительная и кожаная, книжки можно сохранить и от дождя. В школе парты были большие по 6 человек садились, вот тогда и соседям с обоих сторон было списывать удобно.

Учительница первая моя

О №21

Вот мне просто представляется что каждый человек который проучился скажем хотя и один класс. Это значит у него тоже была первая учительница. Вот и у меня конечно была. Первая моя учительница Зинаида Герасимовна. Учиться я начинал в сельской школе там было четыре класса ребят. Две классные комнаты и две учительницы. Одна была Анна Ивановна высокая и казалось суровая учительница. Долго учительствовала, но пришла старость - Анна Ивановна ушла на пенсию, а потом дом престарелых и конец существованию.

Вторая учительница в нашей школе была моя первая Зинаида Герасимовна. Молодая женщина тогда еще девушка. Как и сейчас стоит передо мною такой как была 60 лет назад. Аккуратная, русые волосы зачесаны в прическу опрятно одетая и я бы сказал что красивая. Правда немного красоту скрадывала бородашка огромная под правым глазом. Но это нисколько не умаляло ее достоинства. Я не знаю, как для других ребят, а для меня все объясняла понятно. Науку я ловил на лету а объяснения Зинаиды Герасимовны так кирпич по кирпичику и укладывалось в голове. С Зинаидой Герасимовной мы учились три года. А потом я перешел в другую школу. И вот здесь-то и проявил свою неблагодарность. Не постарался увидеть хоть раз или хоть бы открыткой поздравить с каким праздником. Вот за все шестьдесят лет не собрался этого сделать. А жаль. Здесь не помню от кого я слышал что Зинаида Герасимовна живет в Порхове. То что она вышла замуж за Кострова я слышал раньше. И вот живут рядом и я не пытаюсь о них хоть что-то узнать. Как нехорошо. Свинство. Но как бы не было может Зинаиды Герасимовны уже и в живых нет. Но вот она передо мною все такая же, как в 1919 году.

Фридка и Цветков

О №22

Все больше убеждаюсь в том что нами кто-то руководит. Однажды нам было дано задание поколотить Фридку. Ученик из нашего класса, а за что его наказывать мы не знали. Просто должны побить и все. Без всяких вопросов "зачем и почему". И мы слепо выполняли всякие нелепые поручения Фридку побили, а за что не иначе как только за то что он не русский, за то что он эстонец. Значит антисемитизм прививали нам. А это никак не укладывалось в моей голове. Конечно после того как Фридка был побит он пожаловался учительнице и вот мы в наказание поставлены перед классом. Какой стыд. Зинаида Герасимовна нас отчитывает и мы не смея оправдаться стоим опустив головы. Но вот учительница разрешила нам пойти и просить прощения у Фридки. Я первым этим и воспользовался но увы от Фридки прощения не получил. Из-за этого Зинаида Герасимовна перенесла свой гнев на Фридку, а мои сверстники поняли что прощения не получат и никто больше прощения не просил. Ведь наша учительница могла и гневаться. Больше с Фридкой у нас встреч не было. Но в эту же зиму мы получили от руководителя, а им оказывается был Шурка Войткуль Володькин брат, новое задание. Заключалось в том, чтобы побить Цветкова тоже нашего сверстника. А за что побить бог его знает но мы и Цветкова побили. Этот мальчишка оказался поживей и он вырвался от нас и убежал оставив нам свою шапку. Мы долго издевались над его шапкой, а потом бросили истерзанную шапку ему вслед и по дались домой.

В обоих случаях по-видимому я принимал неактивное участие, за что мои же товарищи после уроков колотили меня. Колотили много, и по всяким случаям. В общем дружба как-то не получалась и я в этом все больше и больше убеждался. Приходя часто к решению отказаться от товарищей которые затягивают меня куда-то, куда мне и не хочется.

Первый стыд

О №23

Как-то еще в дошкольные годы мне дядя Коля Голубев на день рождения подарил денег полный рубль. А я уже в то время знал что в рубле сто копеек и стал сомневаться почему дядя говорит рубль, а дед только семь монет. В то время в ходу были деньги бумажные как теперешние почтовые марки пришлось идти к дяде Коле и выяснять мои недоразумения. И он терпеливо мне доказывал вот эти шесть синеньких по 15 коп, а вот эта розовая по 10 коп. И выходит сто копеек. Возвращаться было хотя я и понял все но было стыдно. Как это я сам не смог сосчитать до 100.

Но этот случай еще туда-сюда. Был случай еще жестче.

У нас была как бы традиция каждую субботу ходить в баню. Одно время у дяди Николая баня была неисправная требовалось переложить каменку. В то время у дедушки еще своей бани не было. И попав в такое время что баня неисправна, родители договорились с дядей Сашей Росенковым истопить их баню. Разрешение было получено. Баня истоплена. Мужчины как уж заведено идут в баню первыми. Они вымылись пошли и женщины. Я как мамин питомник ходил в баню вместе с матерью. А на этот раз попал в такое положение что в бане мылась Зина Росенкова года на 2 постарше меня и хотя в бане было сумеречно, я ее не видел. Да еще не мог увидеть и потому что был близорук. Но достаточно было знать что в бане моется Зина, я не смел глянуть в ее сторону. Одна задача была я поторапливал мать чтобы скорее вымыться. А когда все же наконец я был вымыт я как ошпаренный выскочил из бани и с тех пор больше с матерью в баню ходить не стал. Вот заразительно подействовал на меня первый стыд. В баню стал ходить с отцом. Да и пора уж было набираться мужества и кончать быть маменькиным сыном. Ведь я должен стать учеником. Значит надо набираться больше самостоятельности, надо становиться мужчиной.

Квакины

О №24

Повесть Гайдара "Тимур и его команда" наверно читали все. Так вот в противоположность Тимуру и его команде там становились Квакины. Да видимо у всех мальчишек были свои генералы и свои Квакины. В нашей деревне я к Квакиным отношу всех деревенских мальчишек которыми руководил Шурка Войткуль. И нужно заметить что Шурка был выдумщик большой. Помнится зимой собрал нас человек 15-20 и мы пошли топтать снежные сугробы. Шурка идет впереди и путь свой направляет где больше снега. Мы идем цепочкой за ним. В иных местах снег был выше нас. Для чего это, пожалуй он и сам не знает. Как результат мы все вспотели рубашки вымокли, а снаружи от снега стали мокрые пальто. Дело закончилось тем что нам от родителей дома попало как следует.

Вот что-либо такое придумает, а мы как слепые курята следуем его указаниям. Или вот еще случай. Весной в половодье он собирает мальчишек и мы идем на речку. Лед прошел. Половодье. Мы все мастерим плотики устанавливаем на них церковные свечи и пускаем плотики на воду, наблюдая как огоньки плывут по реке. И никому в голову не приходило что ведь это задание может кончиться пожаром а если вода не зальет свечу и она подплывет к стогу сена или сараю залитому палыми водами. Вот и пожар. Нам об этом Шурка конечно не говорил, а спрашивать у него мы не имели права.

А то отберет несколько человек более проверенных и идет в лес. Там разводит костер и водопроводные трубы в которых один конец заглушен, наливает водой забивает деревянную пробку и кладет на костер. Когда вода в трубе закипает раздается взрыв. Пробка вылетает в одну сторону, а труба в другую. Конечно очевидцам не грозит ничего они предварительно уже находились в укрытии. А вот взрыв давал удовольствие нашим деревенским Квакиным. Это еще не все придется еще несколько осколков посвятить нашим деревенским Квакиным.

Трам-тара-рам

О №25

А вот еще одна выдумка Шуркина. Как и всегда он собирает своих подопечных. На этот раз и я попал в его компанию. И всей ватагой идем на железнодорожный путь. Там набираем по два кармана камней и пошли путешествовать по улицам поселка. Против каждого дома крытого железом останавливаемся. Выстраиваемся в ряд и по его команде бросаем камни на крышу. От ударов камней по железу получается такой тарарам что хоть уши затыкай. Заряд произвели и бежать с места преступления до следующего дома с железной крышей. И опять все повторяется сначала. Команда бросаем камни и бежать. И так по улицам много раз. Последним нашим объектом был дом бывшей барыни. Сейчас там разместился приют. Детский дом. А какое дело Шурке до сирот которые там живут. Он опять командует. А дом-то высокий двухэтажный кто-то добросился до крыши. Кто ударил по пристройку, а сам Шурка и его близкие специально ударили по окнам. Здесь уже получилось такое что страшно сказать. Трам-тара-рам по железу и звон разбитых стекол все смешалось. А наше дело что мы бежать. Конечно все шло благополучно никто за нами не гнался но ради профилактики надо было бежать. А бегать мы умели. Игра в попа-загонялу нас к этому приучила а эта игра заключается в том что мы рюху (городок) забиваем все дальше и дальше бывает угоним и на километр, а потом оттуда бежим сломя голову, чтобы не остаться последним и не водить еще раз.

Вот такие проделки как-то не укладывались в моей голове. Все чаще и чаще я самостоятельно приходил к заключению что эта компания как-то не подходит к моему воспитанию, а оно это воспитание все же хоть и не сознательно а все же приходит в мои думы.

Тук-тук-тук

О №26

А вот и еще одно неприличное действие. Жил недалеко от нас Иван Матвеевич, в деревне его называли просто Ваня Грязной. Крестьянин он был нерадивый, а характер был вспыльчивый и мог в азарте наговорить бог знает что. Конечно мальчишки знали каков он есть, и вот с ним=то и проделывали такие шутки и не раз. Однажды и я был участником. К двери его дома привязывали бечевку, а второй конец куда-то подальше за чей-либо угол. И шутка начиналась стоя в укрытии мы дергали за бечевку, а она приводила в движение щеколду на двери и получалось как будто кто хочет к ним войти. Ваня не раз выйдет в коридор, спросит "кто там" но ему конечно никто не ответит и он снова уходит на квартиру. Но стоит ему выйти из коридора как стук повторяется. И так без конца пока у него не лопнет терпение. Тогда он выскочит на улицу и обнаружит бечевку и по ней попытается найти виновников. На этот раз он быстро сообразил о наших проделках и скоро выскочил из дому да еще с топором в руках. Мы видя серьезность положения конечно покинули свое укрытие и бежать вдоль деревни. Ведь ноги нас не раз выручали. Ваня бежит сзади но где ему успеть за нами. Обычно и летом мы выходим вечерять в валенках, а здесь валенки разули взяли их в руки и босиком утекать все быстрее и быстрее пока не убедились что погони нет. Вот такие шутки придумывал Шурка, а мы по-прежнему кривя своей совестью слепо его выдумки выполняли.

Но в компании когда все идет дружно, Шурка всегда был на нашей стороне. Однажды даже был такой случай. Не помню за что и учительница нас оставила после уроков. Чтобы мы не скучали к нам пришел и Шурка и тогда мы общими силами весь вечер шинковали капусту для своих учительниц. Хоть мы были и наказаны, а наказание выполняли без нужды весело и при работе.

Мы фантазируем

О №27

В пятом классе я догнал в учебе Шурку. Полный год мы учились в одном классе, а потом я остался на второй год, а Шурка перешел в шестой. Так вот в этот год нам пришлось работать вместе. Почти ежедневно мы вместе готовили домашние уроки то у нас то у них. А сделав уроки мы стали часто и фантазировать. Вот к примеру почему-то нам тяготела речка Орларева (?). Это небольшая речка, местами летом и пересыхающая, так вот эту речку мы решили сделать судоходной, а суда придумывали такие чтобы пересохший ручей не мешал движению. Мы к своему кораблику пристроили откидные шасси так чтобы где корабль не мог плыть он выкидывал шасси упирался колесами в берег и продолжал идти своим курсом.

Ну раз по речке прошли корабли значит надо для них строить пристани. И у нас на столе появлялся чистый лист бумаги и мы придумываем дальше. Вот и пристань, большое здание со всеми отделами для обслуживающего персонала. С причалом для кораблей и с маяком на котором будет гореть огонь указывая путь проходящим судам. И дальше раз на пристани стали работать люди, значит надо думать и об них. Вглубь от речки выросла улица на которой появились магазины, клубы, школа и прочие необходимые для существования учреждения. А затем вправо образовалась еще улица где стали жить люди воображаемого уже города где появился и горсовет, и райком партии. И день ото дня город у нас все разрастался. Затем решили издавать для этих же людей и газету. В это время я у Шурки был признанным личным секретарем. И выпускать газету было поручено мне. Газета небольшая на тетрадном листке, а заголовок меняли с каждым номером. Выпуская газету я стал придумывать и заметки так было положено моему сочинительству. Очерки, фельетоны стали все чаще появляться в газетке которую я выпускал. Тогда же появился большой рассказ "Спутники" который я помещал с продолжением. Это было начало моему сочинительству и это я унес с собою когда вконец порвал дружбу с деревенскими мальчишками.

Ледяная купель

О №28

А вот это происшествие произошло с нами без указаний от руководителя. Мы одноклассники пятеро пошли кататься на ногах по льду. Дело было поздней осенью лед-то еще как следует не установился, и мы решили покататься. А еще лучше пробежать по такому льду который под ногами зыблется. Вокруг деревни было много искусственных водоемов, в деревне их называли "копанцы" вот по ним-то мы и решили позабавиться. Сначала все шло хорошо но вот один копанец нас подвел. В нем с осени мочили лен, и поэтому лед был хрупкий как только мы вышли на лед он провалился и мы все очутились в воде с головой. А осенью вода была жуть как холодная. Поплавать нам пришлось не одну минуту. Пока мы обломали лед и приблизились к берегу, а у берега было не легче. Копанец был с деревянным обрубом и нам было никак не выбраться, пока мы не вытолкали одного, затем другого а потом уж те с берега за руки вытащили остальных из воды.

Я может до этого не додумался бы но мои товарищи были сообразительнее и они надумали пойти в ближайшую баню. А бань там было много на счастье баня оказалась топленой.. Значит люди там в тот день мылись. В бане все разделись белье выжали вроде все в порядке хуже было со мною. В те годы плохо было с обувью. Отец мне смастерил русские сапоги. Голенище из брезента, а подметки деревянные. Брезент в воде намок и я никак не мог разуть сапоги. Из-за них не мог выжать и брюки так как через сапоги их было не раздеть. Так в мокрых брюках я дошел до бабушки Шмычихи тогда она жила с дядей Семеном, он еще был холостой. Бабушка меня разула, одела в одежду дяди Семена а белье все высушила. После этого я побоялся идти домой и перебрался к бабушке Насте. Там меня водворили на печку, где я сидел тихонько когда пришла мать разыскивая пропавшего сына. Ей сообщили что я нахожусь у них и пусть он мол у бабушки и ночует. Мать чтобы убедиться что я действительно жив заглянула на печку, и обнаружила еще мокрые подвязки и так было выяснено почему это я решил ночевать не дома.

Продолжение

О №28а

Для меня эта ледяная купель обернулась большим несчастьем. Так как я долго находился в мокрых брюках, то эту часть тела от колен до пояса я переохладил и начали меня мучить фурункулы. На языке простых наших деревенских людей чирьи мучили всю зиму. Один проходит, а на его место пять новых. Вот уж пришлось повозиться со мною родителям. Бывало к субботе меня так скрючит, что я не мог распрямить ног. И вот в субботу отец на руках меня несет в баню. Там вымоют распарят, ноги мои выпрямятся и с бани уж я иду своим ходом, а к следующей неделе опять из меня получается крючок и снова отец меня несет на руках. И так всю зиму. Пока я болел мои сверстники ни один не пришли меня навестить. Может это, а может все же сыграл большую роль мой характер, но после болезни я тоже не пошел к школьным друзьям. И дружба наша этак расстроилась совсем. Я остался один.

Ну уж если я начал говорить о болезни то нужно напомнить что к этому времени я переболел брюшным тифом. Это время у меня почти истерлось из памяти. Помнится лежал у окна, смотрел на улицу и мне было даже не интересно что на улице весна. Кроме того у меня была трахома, все ходил к врачам и мне ее прижигали ляписом. Долго ныл глаз после прижигания. Но помню все-таки вылечили. Была и чесотка, а уж гуси (?) то каждую весну.

В это время когда я остался без друзей со мной случилось еще вот что. Задняя часть огорода у нас использовалась как сенокосная. Там было две огромные березы. У одной дедушка хранил жерди, колья для вешал под урожай, а весной обычно из этой березы мы набирали березовый сок. А там в углу в самом заду участка была еще огромная береза. От делать нечего я решил залезть на эту березу и конечно залез, а вот обратно спуститься уж никак не смог. Все мои попытки увидел дядя Петр Росенков он жил как раз против этой березы через дорогу он сходил к моим родителям сказал что я попал в неприятное положение тогда родители дед и мать пришли ко мне с лестницей и сняли с березы. Конечно было сказано много неприятных для меня слов но что ж поделаешь, ведь я сознавал что в этом случае конечно никто не виноват, и все что я заслужил надо получать сполна.

Пожар

О №29

1922 год оставил в извилинах моего мозга неизгладимую складку. И вот почему. Как сейчас помню было воскресенье. Женщины пекли пироги. Я подольше поспал и часов в 10 еще вялым вышел на улицу. И вот здесь бежали люди и кричали "пожар" действительно на станции был пожар. Люди были в церкви и в одной квартире женщина ушла молиться богу оставив горящую лампадку у икон. На улице был легкий ветерок. Окно было раскрыто ветерок шевельнул занавеску она коснулась горящей лампадки и вот начался пожар. Ох какой это был пожар, страшно подумать. Огонь неистовствовал пожирая все новые и новые дома. В поселке началась такая паника. Ужас. На всех постройках сидели дежурные с ведрами воды. Над поселком стоял дым и летали горящие головни. И почему это когда пожар обязательно поднимается ветер. Горящие головни падали на постройки и там начинался пожар. Дежурные смотрели зорко и конечно не давали огню воли. Вокруг нашего дома было много загораний но все кончилось благополучно.

Начали вывозить вещи в безопасное место так как пожар приближался к нам все ближе. В телеге и своим тяглом. Мужчины, женщины увозили свой скарб подальше от построек. Дедушка с помощниками вывозили вещи в задний огород к Ване Гришкину. Так как паника крик беготня, нашлось дело и для меня. Я был оставлен сторожем у вывезенных вещей. Пожар бушевал весь день были приехавши пожарные части из соседних городов. И только к вечеру пожар ликвидировали но и он ликвидировал очень много. Когда вещи увезли обратно, и я освободился я первым делом побежал в город на пожарище. Жутко было видеть, кругом черные обгорелые бревна, дымящие еще головни но все было тихо. В этот раз я на пожар сходил не зря, набрал большую горсть гвоздей хотя они и перегорели, забивались трудно, но все же может и пригодятся.

А когда вернулся домой мне опять попало от родителей. Зачем это я без спроса, без их разрешения ушел на пожарище и зачем то мне понадобились горелые гвозди. Но дело было совершено и я видел пожар своими глазами может поэтому он так и отпечатался в моей памяти.

Поповский сад

О №30

Поповский сад был огромный и в то же время казался недоступным. Но ведь у всех деревенских ребят было любимым занятием делать набеги на чужие огороды и сады. Ведь какие вкусные огурцы, морковь, репа из чужого огорода. А сады это уж мальчишки доподлинно знают у кого какие яблоки и как ими можно воспользоваться. И вот перед нами была поставлена задача сделать набег на поповский сад. Поставили часовых на улице против поповского дома и когда получили сообщение что поп с попадьей сели пить чай, значит подошло время действовать. Но ведь в саду есть еще и сторож. Да и забор не простой из бревен которые может на полметра врыты в землю. Но ничто уж не могло остановить. Под забор сделали подкоп так что несколько бревен легко можно отодвинуть и пролезть в сад. Лаз сделан и вот в сад пробрались самые опытные. Сторож сидел в сторожке. Лазутчики тихо подобрались и сторож был накрепко закрыт в сторожке. Сигнальный свисток и мы человек может 20 уже в саду. Работа пошла быстрая, говорить некогда. А когда с улицы раздался тревожный свисток, что означало что поп кончил чаевничать, в саду уже все были нагрузивши яблоками. И одна минута и в саду никого не осталась, а еще минута и вся компания была далеко от сада.

Говорят что поп напившись чаю вышел из дома подышать перед сном чистым воздухом. Прошел в сад и там обнаружил что его нынешний сторож сидит взаперти. По саду много разбросано яблок которые даже не пытались подбирать, но еще и много было обнаружено ломаных сучьев.

Конечно сторожу досталось, поп разгневался а еще больше когда обнаружил подкоп под забор. Но теперь уж поздно, ребята свое дело сделали и теперь наверно этой осенью набег на поповский сад не повторится, так перед ребятами еще стоит много садов и огородов которые еще предстоит им проверить сделав очередной набег.

Ночь на Ивана Купалу

О №31

Много обычаев интересных, а подчас и нелепых было у наших предков и все они передавались из поколения в поколение усовершенствуя из года в год. Вот в ночь на Ивана Купалу, а через неделю и на Петра всегда происходило необычное за деревней собиралась молодежь от женихов до малолеток, там жгли костер а затем смоляную баклагу зажигали и поднимали на кол вверх что выше тем было интереснее. Там на поле долго гуляли пока наступали сумерки, а в сумерках начиналось такое что сразу и не опишешь. Все крестьяне знали что может молодежь сделать в эту ночь, поэтому все что можно взять прятали. Но молодежь находила себе дело. Вот такое как я был тогда затеяли игру у окон бабки Агнильничихи мы играли чтобы ее отвлечь, а бабка наблюдала что раз мы играем спокойно значит все идет нормально, а не подумала о том что повзрослее ребята уж знают свое дело у нее же. Зашли сзади, вылили воду из железной бочки. Подняли ее на крышу и вновь налили водой, а заодно и дымоход прикрыли. Пусть утром как затопит подышит дымком. Николаха Борода один в деревне имел четырехколесную телегу и держал ее в специальном сарае но это его не спасало телегу вывозили, поднимали на сарай и там вновь собирали.

Однажды даже женихи умудрились вынуть баню Луки Аннухина из-за огородов к нему же под окно. Все телеги, сани в эту ночь находили место на площади. А однажды собрав борон штук десять все повесили на провода и это послужило большим предупреждением. Вмешалась милиция и с тех пор эти чудеса на Ивана Купалу стали отмирать а сейчас наверно уже мало кто и знает что делалось в эту ночь.

У нас в огороде стояла сторожка и тоже не раз была вынесена на площадь. А зачем же в этом случае сердиться таков обычай завещанный не нами. Мы его только поддерживали как смогли и пока была на это возможность.

Пасха

О №32

"Пасха - яйцам встряска" - так говорит народная мудрость. И хотя сейчас этот праздник отмирает сам по себе, все же есть еще люди которые придерживаются этих старинных традиций. Во-первых к этому празднику красится масса куриных яиц. Яйцами катают, бьются и вся земля вокруг усеяна разноцветными скорлупками. Яйца красят в разные цвета в какие только придумает хозяйка. В этот день пекут куличи, делают творожную сладкую массу. Ребята прямо на улице едят яйца без всяких подсобных специй. Кругом скорлупки и скорлупки. А в ночь перед пасхой украшают церковь и мой отец принимал активное участие в украшении церкви. Делалось очень много цветных фонарей. В них зажигались свечи и поэтому ночью церковь блистала разными огоньками. Верующие молились целую ночь. Вокруг церкви устраивались церковные шествия и в это время за церковной оградой палили из ружей, рвали петарды шуму было много.

До революции даже железнодорожники не работали полную неделю и всю неделю длилось это празднество. Церковь в это время колокольню держала открытой и всякий кто хотел мог звонить в колокола а желающих всегда было много. Отец мой тоже ох как любил позвонить в колокола. Всю неделю над деревней стоит перезвон колоколов. Когда и кто звонит с толком получается интересный концерт а кто звонит лишь бы получался звон да погромче не важно что без толку.

Таких годовых праздников было в году когда до революции всех рабочих отпускали на каникулы. Мастерские закрывали и рабочий народ гулял полную неделю. Пьянка была беспробудная, вино лилось рекой. Это праздники Пасхи и Рождество. Кроме годовых праздников были еще и престольные, это такие когда какому-то святому празднует одна деревня, а так как святых было очень много то всем деревням хватало праздников.

Новый год

О №33

Новогодний праздник в те далекие мои детские годы был славен не только из-за того что начинал новый год, а еще из-за того что вливал второй заряд бодрости и придумок в население. Незадолго до Нового года 25 декабря ежегодно празднуется годовой праздник Рождество. А в Рождество всех рабочих уж не считая нас учеников распускали на неделю на каникулы. На Рождество, а потом и в течении всей неделе по деревне ходили ряженые. Ходили по квартирам колядовали пели песни плясали. Делали все что мог каждый придумывать. И ходили обязательно с мешком так как в каждой избе колядующим что-либо подавали, горсть конфет, пряники или даже кусок рождественского кулича. А девчонки бегали под окнами и спрашивали "как суженого звать" им из избы кричали "Семен" или там "Матвей" и они с хохотом бежали к следующей избе.

Рядились кто как мог, вот к примеру дед любил рядиться лошадью. У него специальные одежки были и он разъезжал по избам на своем коньке. А еще по рассказам я припомнил такой случай, мальцы которые уже женихались устроили похоронное шествие, кто-то был наряжен в белое полотно, как усопшего несли на скамейке а чтобы не свалился был привязан к скамье. Были здесь и плачущие, и клоуны, конечно, были певчие и поп. И вот когда эта процессия шла по деревне к ним навстречу шел настоящий поп. Мальчишки струсили и бежать в разные стороны, а "умершего" бросили вместе со скамьей в снег. И пришлось всамделишному попу высвобождать покойника из веревок. Еще не закончились каникулы, а здесь подоспел Новый год, опять колядки, опять ряженые это второй взрыв самодеятельности. Кроме того еще на Новый год обязательно наряжают новогоднюю елку. Сколько веселья, шуток, смеху. А сколько губили елок. Много губили и березок к празднику Троицы. Все стены наряжали березовыми ветками, а под окном втыкали полные березы. Праздники веселые но вредные для природы.

НЭП

О №34

Новая экономическая политика это курс партии на отступление конечно временное чтобы взять правильный разбег к богатству, к хорошей жизни людей.

Для меня НЭП что неопределенное, я в то время конечно в этом деле ничего не понимаю но помню что в этот период даже в нашем поселке столько развелось торговцев, столько понаоткрывали частных лавочек, хоть пруд пруди. В это время наш поселок отмечал три престольные праздника "Вознесение", "Илья" и "Михаила". А в эти дни скоплялось столько народа, ужас. Были такие народные гуляния что конца не было людскому потоку. Все эти гулянья проводились у пожарной каланчи и по всей территории нынешней Социалистической улицы. Ну а торговцы конечно устраивали свои палатки в ряд как на базаре. Торговля семечками, леденцами, пряниками шла довольно активно. Да и наверно прибыльно раз все торговцы устраивались для торговли в эти дни.

В один из таких праздничных дней к нам в гости из соседнего городка приехал мой двоюродный брат Егор. Он был постарше меня с ним мы пошли на ярмарку, и там он встретил знакомую девушку тоже из их городка и они были знакомы. Звали ее Груша и она приехала в гости к Чистякову торговцу. Пока мы были на ярмарке Чистяков Груше дал горсть леденцов и дорогой она решила нас угостить. Подставила руку с леденцами Егор взял одну или две а я убрал все остальное. Почему я так сделал, я и сейчас не могу сообразить но что поступил нетактично это понятно. С ярмарки мы пошли в лес там тоже было гулянье. Вышли на полянку Груша села, а Егор лег и положил голову к ней на колени. О чем они разговаривали я не знаю. В любви в те годы я не разбирался, но у них был такой разговор, что я был лишним и они часто меня посылали собирать цветы поповник. Я конечно понимал что я им мешаю, но девать-то меня было некуда и они хоть и трудно но переносили мое присутствие. Егор был уже женатым когда из ревности застрелил жену и себя ранил, получил срок и дальше я об нем ничего не знаю.

Нас трое

О №35

После того как я выбрался из болезни и избавился от фурункулов, как-то сразу порвал связи с деревенскими мальчишками. Оставшись один я стал задумываться ведь без друзей скучно. Сначала с братом Толей мы стали чаще встречаться. Он жил от нас далековато. А потом к нам присоединился еще Шурка бабин Пашкин. Вот втроем мы и стали играть. А впоследствии составили костяк нашей новой группы. Помнится когда договорившись с дедушкой и получив разрешение ходить в лес в котором он был лесником мы втроем пошли в лес. Недалеко от опушки решили построить себе убежище. Топоренко был взят с собой. И гвозди которые я набрал на пожарище. Мы соорудили остов, но на первый раз устали и решили будем строить дальше в следующий приход. Так мы и ушли из леса. Но в следующий раз когда мы пришли в лес мы свою стройку не нашли. В это время к нам присоединился Гавря еще один друг и вторую стройку мы уже вели вчетвером но об этом позднее.

Часто собирались на хлев, где было сооружено нечто вроде красного уголка и там вели беседы, что нам предстоит делать. Там мы решили выпускать журнал "Бор шумит". Я решил продолжить свои знания в этом деле полученные от Шурки Войткуль. Мои товарищи решили мне помогать давая заметки. И дело пошло. Этот журнал мы выпускали несколько лет подряд. Вначале один номер в месяц а потом дошли до еженедельного выпуска. И как это все было интересно. Выпускали и свою стенгазету. Этот выпуск был поручен Толе Голубеву, который был моим двоюродным братом. Нужно еще заметить что в это время я еще вел и личный дневник, а также писал материалы для журнала. Делов интересных было много и нам скучать время не было.

В ночное

О №36

Стараясь как-то помогать дедушке в ведении крестьянства, я шел на любые посильные дела. И вот дедушка меня посылает с лошадью в ночное. Пасти лошадь в лесу. Ребят собралось много и вместе с нами всегда ездили Ваня Золин и Борис Марушевский. Однажды после большого дождя мы отправились в ночное. Речка которую нам предстояло переехать вышла из берегов. Но мы знали что есть брод и по нему мы можем перебраться. Кто-то попав в брод. Разглядеть его было трудно все было залито водой. А я на своем "Бурке" в брод не попал. Лошадь с берега ухнула в ручей, а я через его холку как блин слетел тоже в ручей. Хорошо что лошадь у нас была умная и выбравшись из ручья она остановилась как вкопанная. Я собрал свои манатки забрался на "Бурку" и поехали дальше. Лошадей пасли в том месте где несколько дней назад мы с ребятами сооружали хижину, и когда собирали хворост я наткнулся на постройку и никому не говоря ее разобрал и сожгли на костре. Вот потому-то мы ее и не нашли когда пришли достраивать. Конечно у костра я высушился. Лошадь ходила рядом. Особых трудов не составляло, старики улеглись спать. А мы с ребятами всю ночь проговорили сказки. А на обратном пути уже ехали галопом кто кого обгонит.

Еще несколькими годами раньше меня дедушка решил научить управлять лошадью во дворе посадил на лошадь дал в руки повод и рассказал как управлять. И я поехал. Лошадь шла тихо мне нисколько страшно не было. Выехали на дорогу. Мне надо было натянуть какой-то один повод, а я этого не сообразил. Лошадь пошла прямо. Потом прыгнула через канаву и я сходу очутился на земле. Лошадь надо мной встала как вкопанная, и к счастью я нисколько не ушибся.

Здоровая зависть

О №37

Вот сейчас вспоминая свое детство как завидуешь теперешней молодежи. В современных условиях будь бы мы, то сделали бы столько хорошего что и представить нельзя. Ведь наше детство проходило когда страна переживала разруху. Еще много не хватало, чтобы улучшить жизнь. По вечерам пользовались керосиновыми лампами, а как бы они не были светлые, с электричеством их не сравнишь. Вот сейчас бы ставить теневое представление прожектор нам ох как бы помог. А в те времена какие-то от лампы и тени получались расплывчатые. Не было у нас в те годы еще и радио. А о телевизорах еще наверно никто и не думал. А сейчас транзисторы, почему бы нам его не заиметь и ходить в лес со своей музыкой. Но увы в те годы те годы были не те. В нашем поселке был всего один фотограф, а сейчас идет первоклассник, и на груди уже висит фотоаппарат. Вот бы нам в то время сколько бы наделали снимков для своего журнала. Мотоцикл был в поселке только один а велосипеды тоже были редкость.

Хотя мне отец купил старенький в этом особо обижаться не приходится, а сейчас ... (?) уже дети имеют велосипеды. А у подростков и девочек у всех имеются велосипеды. Вот и хочешь или не хочешь приходится завидовать теперешней молодежи сколько у них привилегий, о которых мы и думать не смели.

Помнится нам родители купили балалайку, какое это было счастье, а ведь и цена-то была невысокая, а сейчас в пять лет детям покупают пианино. Учитесь, не ленитесь. Ну как тут не позавидуешь. В наше время зимой бегали босиком. Помнится дедушка по моей просьбе сплел лапти, и хотя я пожалуй ни разу их не обувал, но он выполнил мою просьбу. Эти лапти я вручил Шабашкиным ребятам их было трое и они эти лапти всю зиму носили по очереди.

Стихи, стихи

О №38

Еще когда я учился в пятом классе со мной вместе училась девчонка Зоя Косицкая. Не собираюсь утверждать сама она написала или позаимствовала у взрослых. Но она на листке тетради написала вот такое стихотворение:

Девки ой, мальчишки ой,

Стоит кадушечка с водой

Девки ноги вымыли

Мальчишки воду выпили

Девки мыли невзначай

Мальчишки выпили за чай

Пойми душа моя.

Написала его на листке и отправила по классу из рук в руки. Девчонки прочитав его выказывали свое восхищение поведением их сверстниц описанных в стихе. Мальчишки многие возмущались за их унижение достоинства, а некоторые просто не придали стиху никакого значения. Стихи как стихи и все.

Для меня же этот стих послужил импульсом для моего стихосложения. В первой тетради моих стихов я поместил это как пролог и дело пошло очень продуктивно. Начинал от маленьких в четыре шесть строчек и вплоть до небольших поэм я наверно ежедневно строчил стихи. И мне они нравились. Вот вспоминаю было стихотворение "Йота Колдушна", когда я его прочитал маме. Мама сделала замечание чтобы я имя Йота заменил. Так как рядом с нами жила Йота и я ее похождения в стихе и описал. Пришлось с матерью согласиться и я "Йоту" заменил на Машу. И еще написал стих "Гриша Коноплин" в нем я описывал страсти своего дружка который очень любил играть в бабки и на деньги. Первым делом я этот стих прочитал дружку и он был очень недоволен содержанием. А я чтобы больше ему не напоминать о содержании не стал повторять чтение. Было еще много больших стихов которые я написал, и даже названия которых уже полностью стерлись в моей памяти.

"Журавиха"

О №39

Пожалуй в каждой деревне крестьяне для удобства общения дают названия отдельным полям. Помнится у нас в деревне было Подосье, Барносек, Попково, Янькины Нивы и другие. Но самое близкое от нас поле это "Журавиха". В тот год оно было засеяно рожью. И рожь уродилась высокая обещала большой урожай. А мы это поле выбрали для своей вылазки на природу, тем более посреди поля была поляна. Когда-то на ней была ветряная мельница а сейчас просто полянка поросшая травой. Вот по бороздам чтобы не топтать рожь и не делать в ней троп, мы человек наверно с десяток пробрались на эту поляну. Девчонки которые постарше должны были приготовить обед. Нажарить картофеля все необходимое было взято с собой. А пока девчонки занимались жареньем, мы с Женей двоюродной сестрой договорились произвести эксперимент интимной связи. Устроились под ракитовым кустом. Я лег на спину, направив свою спичку вверх а Жене предстояло сесть на эту спичку. Две попытки Женя сделала неудачно. Заявив что не может сесть больно. Значит спичка попадала в цель. Ну раз больно пришлось оставить эти опыты. А здесь была готова и картошка. Мы уселись вокруг сковороды и быстро ее уничтожили. И вдруг как из-под земли появился из ржи дед Вася Варушкин. Зачем его принесло незнаем, но он отобрал у нас сковороду, а нас с поляны выгнал. Придя домой мы доложили маме что от нас отобрали сковороду. Мать возмутилась и велела принести сковороду. Пришлось идти. Долго стучали пока дед показался в окне и мы начали договариваться о сковороде. То ли он был глуховат или решил поиграть с нами но мы просим "сковороду" а он нам отвечает "какую бороду" "Какому деду". Все же общими усилиями мы договорились он нам сковороду вынес. А сколько у нас было страху ведь у них была собака большая лохматая "Гек" но то ли ее не было дома. Как бы то ни было мы домой шли с победой неся в руках сковороду.

Странное знакомство

О №40

Строительство дома для дяди Коли шло полным ходом. Крыша уже была покрыта, зашивали фронтоны и обсаживали окна. Чтобы не отвлекаться дедушка мне поручил на лошади ездить в поле и собирать камень для фундамента. И я исправно выполнял это поручение. На одну из ездок увязались сестры Женя и Тася. Им захотелось прокатиться на лошади. С ними была еще незнакомая для меня девочка как потом оказалось Ленка Столярова. Я согласился их прокатить с тем условием что обратно им придется идти пешком. Мое условие было принято и мы поехали. Вот и поле я направил лошадь вдоль межи и стал грузить камень и вдруг Ленка спрашивает у меня "Пил ли я когда качай". Я конечно не понял что это такое и пояснил что пил чай, кофе, какао ног что это за штука не знаю. Тогда она разъяснила что качай это не что иное как интимная связь. Пришлось признаться что такими делами не занимался. Так вот и состоялось наше знакомство, как потом выяснилось что оно было крепкой дружбой, хотя в любовь еще не перешло так как в тот возраст мы еще не знали что это такое любовь, хотя вроде и чувствовалось что-то. И потом в течении нескольких лет нашей дружбы Ленка не раз возвращалась к теме интимной связи, но я был другого мнения, вышло так что я стал охранять ее девичью честь больше чем она сама. Однажды они девчонка пришли ко мне я уже пользовался своей комнатой. Стульев не было поэтому они сели на мою кровать а потом и легли на спину. Платьишки тогда носили короткие, и еще бы немножко из-под платьев наверно выглянул бы и обнаженный живот. Скрипнула дверь кто-то вошел в квартиру. Девчонки моментально сели а я схватил Ленку за платье и натянул чтобы скрыть под платьем обнаженные ноги. Вот так и познакомились.

Есть группа!

О №41

Нас было уже четверо, присоединился еще Гавря, оказавшийся неплохим компаньоном готовым поддержать любые наши начинания. Стал вопрос о создании группы. Во-первых, мы решили не отличаться от девчонок и три моих сестры были сразу же включены в список группы. А затем все могли вербовать в группу но с условием сначала пусть намеченный человек докажет дружбу в индивидуальной дружбе а потом уже обсуждали в коллективе. Так вскоре в группе было 24 человека при этом поровну по 12 человек было мальчишек и девчонок. Но такого деления в группе не ощущалось вопрос стоял так что все должны быть равны. Деление произошло само по себе и по другому принципу. Постарше ребята школьного возраста были более активными и в группу вносили свои разные выдумки в частности девчонки были активными участниками самодеятельности в школе и эту любовь к артистам они старались перенести и в группу. Мальчишки не возражали, так как свободно могли любое выступление проводить с музыкальным сопровождением так как к этому времени у мальчишек на вооружении была гитара, мандолина и несколько балалаек. Вторая группа была дошколята, которые только участвовали в выступлениях как зрители.

Ну группа должна иметь все позывные во-первых герб. Это пять орех лещины на фоне орехового листа. Это условный стук или свист два редких и три частых. Наконец придумали головной убор, с большим козырьком на котором крупными буквами вычерчено название группы. Подумали и об одежде. Установили темно-зеленые спортивные костюмы для всех. Но приобрести такие не смогли. Очень тяжелые были времена. Установили строгую дисциплину, никаких отсебятин. Только общее решение. И главное установили самым первым делом группы было изучение леса флоры фауны. Для этого было куплено много книг по этому вопросу и мы старались наладить учебу, об лесе надо знать больше так мы решили и к этому стремились за все время существования группы.

"Молельня"

О №42

Нас в это время было уже четверо. Это маленькое звено сверхактивных человечков. И так как строительство в лесу убежища было главнейшей нашей мыслью, то мы и решили сделать сначала глубокую разведку в лес. Разведка была удачной и мы вскоре обнаружили четыре больших ели которые были расположены как лучше и не придумаешь. Они строго образовывали углы предстоящей стройки. Так было и решено строить здесь. В кронах выбранных елей метров 10-12 от земли мы заложили убежище. Из потолще жердей настлали пол. А стены заплели хворостом по методу как в деревне заплетают заборы в каждой стене сделали по окну. А с кровлей было хуже. Чем крыть не придумали решили хвойными лапами. Но это оказалось не лучшим материалом для крыши. Лапки высохли и стали осыпаться на голову, за ворот это было неприятно. Принесли из дому газет и подкололи весь потолок так чтобы хвоя не сыпалась на нас. Дедушка о нашей стройке знал как наш доверенный и он не возражал. Вообще он старался нам потакать. Но почему-то он наше строение назвал "Молельня".

Когда я его попросил привезти деревянных реек, он в то время работал на лошади на строительстве он и в этом мне не отказал рейки были привезены и мы из них соорудили в убежище стол и несколько прикрепленных к стене стульев. Все было прекрасно. Мы уже подумывали о веревочной лестнице чтобы по ней заходить в жилище. Но эту задумку так и не осуществили. Зато вокруг убежища сделали идеальную уборку. Соорудили городки и даже организовывали игры. Да разве мало можно было придумать в те годы, а вот насчет фауны и флоры мы установили строгий контроль. Гнезд не разорять ни в коем случае даже для коллекции яйца не брать, взять под охрану все муравейники, и деревьев зря не рубить, сучья не ломать, даже собирая орехи стараться чтобы не повредить дереву. И надо сказать все эти условия мы выполняли добросовестно и честно. Лес свой берегли как сумели.

Интерес

О №43

Между прочим интерес к нашей стройке интерес к нашему убежищу или как говорил дедушка к "Молельне" возрастал с каждым днем. Об этой стройке знали в нашей семье все, да и не только в нашей и в семьях товарищей тоже знали. Ежедневно нам приходилось рассказывать о всех подробностях но это никак не удовлетворяло интересующих, и первым не вытерпел отец. Он решил убедиться своими глазами на наше сооружение. Для этого он пожертвовал полный свой выходной день. И это любопытство его обошлось недешево. Как он потом сам рассказывал он полный день ходил по лесу и вдоль и поперек и все безрезультатно. Уже собрался идти домой как услышал какой-то необычный скрип деревьев. Как будто они были связаны. Но ведь они и в самом деле были скреплены и не в одном месте. Идя на этот скрип он наконец увидел в елях наше убежище. Интерес свое взял. Отец забрался в хижину, там отдохнул. Выпил бутылочку водки и в доказательство тому что он был там оставил на столе пустую бутылку. Несколькими днями позже пошли в свое детище мы с Гаврей и убедились. Пустая бутылка стояла на столе так как и говорил отец. И то ли рассекречивание нашей тайны или баловство погубило все сооружение в пять минут. Гавря залез выше крыши а я чтобы его спугнуть решил поджечь бумаги. Но все было такое сухое, что моментом все вспыхнуло и нам пришлось убегать с места преступления. Когда обежали лес, мы решили убедиться что стало с хижиной. И увы жаль ничего не осталось груда горелых углей и лом стекла от бывшей бутылки.

У меня было два брата помоложе они тоже знали о нашей хижине. Слышали в разговорах но и пользовались моими записями когда меня не было дома. Они тоже заинтересовались и со своими друзьями в лесу который в деревне называют "Пьяная Горка" тоже на высоком дереве соорудили помост. На большее у них не хватило смекалки, да по-видимому энергии. Я лично это сооружение не видел но братья говорили что они часто им пользовались для обозрения сверху.

Экскурсия

О №44

Проникла заинтересованность к нашей стройке и к девчонкам из группы. Все чаще и настойчивее они ставили вопрос о том чтобы их свести на место. Посоветовавшись в верхах в четверке мы решили осуществить это мероприятие удовлетворить желание девчонок. И вот человек 10-12 тех кто в группе был покрупнее а значит и выносливее, собрались и пошли в наш лес.

Посмотреть бы со стороны как эта группа взявшись за руки бежит по полевой дороге. Дорога эта заброшенная ею пользовался только помещик, выезжая в соседнюю деревню, а для крестьян нашей деревни она была ни к чему и поэтому заросла травой и не эксплуатировалась. Сколько энергии, сколько молодой силы можно было бы заметить в этом дружном детском коллективе. Здоровье, задор так и пышет из молодых людей. По решению все той же четверки мы решили подойти со стороны а не по тому пути по которому мы обычно ходили сами.

В лес мы вошли с угла на юго-востоке, и я шел первым правильно выбрал дорогу и удачно вывел своих путешественников к месту. Восторгу было много, и всем хотелось побыть в хижине. Мальчишки забрались легко, но не отставали и девчонки мелькая голыми ногами карабкались к цели. Когда все побывали и убедились нашим творением мы пошли дальше к "Полою" это болотистая часть леса. Там мальчишки как рыцари прошли по болоту наломали по охапке черемухи и поднесли своим паночкам. А влечение к определенным девчонкам за мальчишками уже наблюдалось. Тот путь по которому мы провели ребят впоследствии назвали "Путь Сусанина".

От Полоя вышли на просеку на полянке устроили групповое собрание обсудили итоги нашего похода. Полянку эту мы назвали "Поляной собраний". А после собрания уже по просеке мы вышли на Алехину гору это небольшое поле, засеянное зерновыми. Вот так закончилась наша экскурсия и мы бодро с песенками зашагали домой.

Большой камень

О №45

По мере созревания желания, мы устраивали походы в разные уголки вокруг нашего поселка. По желанию девчонок мы выбрались в чужой лес за большим мостом. Побыли там недолго, особенно нам мальчишкам этот лес не понравился. Болото сухой кочки не найдешь, и посидеть негде. Больше в этот лес мы не ходили.

А однажды решили сделать вылазку к "Большому камню". Если пойти по дороге в сторону кладбища и за него то там по правой стороне в зарослях ольховника был большой камень, это был действительно большой камень. Дорогу к нему мы знали хорошо, поэтому без всяких трудов мы прошли без приключений. Конечно девчонки устали и все уселись в траву вокруг камня. Мальчишки лазили на камень, но это не всем мальчишкам удавалось. А девчонки даже не пытались залезть на камень. Залезая и слезая на камень мы несколько раз демонстрировали свою ловкость и сноровку в таком необычном деле.

Слезая с камня последний раз, я как бы случайно разбежался и повалился на Ленку. Ей я все больше и больше симпатизировал. Моему поступку она не удивилась и не обиделась, только проговорила "что я выдумал кругом столько народу". Здесь я еще раз убедился что Ленка не прочь бы и не отказалась поиметь со мной интимную связь но увы я был какой-то нерешительный и к этому делу не стремился.

Помнится еще такой случай девчонки скакали на доске и деревенские мальчишки сидели на берегу. Был с нами и Костя Шабахин. Скакала Маруся Малинина, а малинины девчонки и тогда уже носили штанишки. Вот Костя сидел-сидел и запел:

"Как тебе не стыдно

Панталоны видно".

Маруся не растерялась и не кончая прыгать пропела Косте в ответ:

"Это маме не порок

Я танцую какиок".

Это было давно когда я еще ходил с деревенскими мальчишками.

Самодеятельность

О №46

Девчонки-школьницы из нашей группы были участниками школьной самодеятельности. Очень любили это дело и всеми силами старались привить любовь к артистизму и нам. Помнится один раз они решили поставить концерт во дворе дома по Урицкой. Мы мальчишки конечно должны были обеспечить музыкальное сопровождение. И концерт был организован. Правда зрителей было немного но зато артисты играли с таким увлечением и азартом на одном дыхании провели весь концерт были здесь и песни и танцы декламация. В общем все на что были способны воспитанники Брусенцова.

Мы мальчишки тоже старались что-то придумать. В коридоре у Голубевых решили дать сеанс теневого представления. Родители нам потакали и никогда ни в какой просьбе не отказывали. Так и на этот раз крестная дала нам необходимое количество простыней. И для света 30-линейную лампу.

Было сделано и все и сцена и в глубине горела яркая лампа. Но увы представление не удалось. То ли потому что не было репетиций их нам проводить было негде. А может все ж керосиновая лампа хоть какая мощная для теней не пригожа тени получались нечеткие, расплывчатые и такой вид художественной самодеятельности не привился больше мы к нему не возвращались.

Любили особенно мальчишки ходить зимой на лыжах мы не раз делали поездки вокруг поселка, делали вылазки на большой мост где с крутого откоса вихрем неслись вниз к трамплину, трамплин был невысокий с полметра но редко кому удавалось устоять на лыжах все кончалось тем что мы оказывались в снегу. Жизнь была еще жалкая, всего не хватало. Даже лыжи не так-то просто было приобрести, я лично пользовался лыжами дедушки которые он сам смастерил и на них ездил в объезд леса как лесник. Мне он давал ими пользоваться в любое время когда только пожелаю.

Комедия

О №47

Решив устроить большое веселье театрализованное, мы собрали всю группу. Попросив у дедушки ключ от гумна он для этого специально сходил к дяде Николаю гумно было собственностью обоих братьев и дедушки и дяди Николая. Как бы не было, дедушка нам вручил ключ. Мать дала необходимое количество простыней. И вот мы в гумне. Закрылись к нам никто из посторонних не войдет. Устроили сцены и показывали свои номера все кто знал хоть что-либо. Но не обошлось и без шпионажа нас выследили Шабашкины мальчишки и доложили дяде Николаю. И вот у ворот появился дядя и мальчишки, требуя пустить их в гумно. Мы не соглашались на их условия но оценив что это хорошо не кончится мы небольшими партиями через заднюю дверь выпустили всю группу. Остались только мы четверо Шурка занял свой пост под ригой. Толя на колоснике, а мы с Гаврей залезли на ригу. Там лежали снопы соломы как баррикада разделяя ригу на две части. Дядя Николай видя что мы ему не откроем подговорил мальчишек чтобы они пролезли в гумно через ригу. И вот лезут. Мы с Гаврей вооружились снопами соломы. Как только они показались на соломе мы ударили снопами они свалились и перепугавшись сдались на милость. Мы их больше не трогали велели слезть и сказать что в гумне никого нет. Они так и сделали. Немного побыв еще для порядка дядя ушел. Все стихло. Вылезли и мы из укрытий все разобрали как будто здесь ничего не было. Гумно закрыто как и положено и мы дома. Там как в штабе были уже все в сборе. Сидим за столом играем в карты, и получаем сигнал идет дядя Николай. Мы все были в безопасности, как только он перешагнул порог мы все встали и запели "Интернационал". К нему навстречу вышел дедушка о чем они разговаривали не знаем. Но ключ от гумна дедушка отдал. И мы еще не кончили петь как дядя Николай ушел. И здесь нас выручил наш верный старый товарищ дедушка а все родные сидели в стороне давая свободу нам молодежи.

Наш лес (левая часть)

О №48

Лес местного значения хозяевами которого были крестьяне нашей деревни называли просто "Варшавка". Вот в этом-то лесу и был лесником наш дедушка который любезно предоставил этот лес в наше распоряжение. Лес небольшой около ста гектаров это была небольшая часть огромного леса государственного у нас в деревне говорили казенного и от него наш лес отделяет просека протянувшаяся прямо с юга на север. Эту просеку мы называли "Большая аллея". Недалеко от начала просеки в ее южной части стояла большая береза со сквозным дуплом через всю толщину березы ее мы назвали "Береза с окном" а там вдали где "Красная дорога" приходит на просеку есть "Поляна собраний" это на ней мы во время экскурсии делали групповое собрание. От самой просеки и до восточной опушки протянулась "Ореховая плантация" это сплошные кусты лещины, а на южной опушке выходящей на Алехину гору стояла "Гришкина ель", это Ваня Гришкин ее сучья обрубил на забор но мы ее присваивали нашему Грише - Шурке бабину Пашкину он в группе носил псевдоним Гриша. И если пойти дальше по южной опушке на восток то угол юго-западный мы называли "Соловьиная роща" там гнездились соловьи и мы часто приходили их слушать а потом будет "Земляничная полянка" отсюда мы всегда входили в лес. Отсюда и начинается "Красная дорога". Там где красная дорога пересекает "Ореховую плантацию" слева находятся две изогнутые крушины названные нами "Председателево кресло". На северо-восточном углу нашего леса говорят во время революции был похоронен красный комиссар, правда бугорок вроде давно заброшенной могилы мы находили и этот угол леса крестьяне так и называли "У комиссара".

А там где почти выходит просека на соседнюю деревню там есть дорожка в казенный лес "Шпальник" называют его. Говорят когда проводили железную дорогу там вырубали лес на шпалы для дороги. Вот такова левая часть нашего леса.

Наш лес (правая часть)

О №49

На правой стороне от Красной дороги проходили все наши дела и замыслы. Вот недалеко от опушки леса мы начинали первую стройку, а если идти по дороге направо отходит дорожка в мошок но она неезжая при выезде разрослась большая пушистая ель "Маскировка" мы ее назвали. А если пройти еще дальше то от Красной дороги отходит "поперечная" а где она начинается стоит по бокам две ели образуя нечто вроде ворот и мы это место прозвали "Зеленые ворота". Пройдем по поперечной слева от нас растет ильм пожалуй единственный в нашем лесе а справа "ель с титулами" на стволе нами вырезаны буквы "ГЛЛ". А еще пройдем дальше там выходит дорожка в мошок а потом к восточной опушке. Но вернемся к "Маскировке". Если идти по этой дорожке то мы встретим как ориентир с одного места растет огромная береза, большая ель и рябина это мы называли "Тройка". У этой "тройки" мы сворачиваем вправо и пройдя немного по "Ореховой плантации" выходим в ельник где и сооружена наша хижина.

Идя дальше мы идем мимо мелкого ельника где строили штрафную хижину а на тропке посадили несколько луковиц. Какое перо потом выросло к осени я в домашних условиях такого не видывал. Ну с юго-восточного угла начинается "Путь Сусанина" об этом я как-то уже говорил, а вот на самой опушке у ольховых зарослей когда-то кто-то жил даже дедушка не знает кто и когда но след от постройки оставили для современного народа как загадку для потомства. Следы от фундамента где стоял дом. Кроме того через лес с восточной опушки через Полой проложили пешую тропу жители соседней деревни которые ходили в наш поселок на работу и с работы. Ранними утренними часами и вечером про этой тропе проходил не один десяток людей. Но все они только проходили как будто не интересуясь тем что их окружает.

Наказание

О №50

В группе не было в обиходе обманывать друг друга. Всегда торжествовала правда. Так случилось и у нас с Гаврей когда мы сожгли "Молельню". О происшествии со всеми подробностями мы доложили ребятам и приговор был достаточно суров. Нам вынесли приговор чтобы мы подобрали новое место и восстановили хижину. Дисциплина у нас была на высоком уровне и нам не оставалось ничего как подчиниться приговору и честно выполнить наказание. Недалеко от бывшей "Молельни" мы нашли кусочек леса поросшего густо молодыми елочками. Так густо что нам в центр приходилось пробираться на четвереньках. Примерно в середине росла большая ольха и мы решили этим ельником и воспользоваться. Лучше пожалуй места и не подберешь. Работа закипела несколько раз мы с Гаврей выходили на стройку. Но все ярче прослеживалась холодность. Не было прежней настойчивости не было задора с которым мы строили "Молельню" по-видимому так угнетательно действовало отсутствие коллектива. А однажды вышло такое безобразие о котором и сейчас вспоминаю с трепетом в душе. Не помню кто был инициатором но в очередной поход мы захватили с собой бутылку водки, горбушку хлеба и несколько луковиц. Для смелости решили вначале выпить. Но когда выпили было уже не до работы водка так подействовала что получилось видимо отравление. Здесь не сходя с места начало тошнить одного. Все внутренности шли на выворотках рвало. А когда вырвало вроде стало полегче. Мы еще смогли растеребить мох и посадить оставшиеся луковицы. Работа, конечно, не могла продолжаться и мы направились домой энергии хватило дойти до опушки. Здесь начало тошнить и второго пьяницу. И этого вычистило основательно. Так что когда решили продолжить путь мы не могли идти самостоятельно пришлось обнимать друг друга и вести один другого. Кто кого вел не поймешь но посмотрев друг на друга мы не узнали себя. Бледные были как мертвецы. Не помню как мы добрались до дома. Но все же дошли и даже сумели о своем положении скрыть от родителей.

Коварный выстрел

О №51

Мой брат Толя был пожалуй самым младший в нашей ведущей четверке но по знаниям он не уступал никому. Он много читал, запоем. Особенно любил детективы где были убийства, насилия, погони. И вот это-то чтение и привело его к безвременной гибели. После школы он окончил ФЗУ получил квалификацию паровозного машиниста. Но так как ему еще не было восемнадцати лет на паровоз его не допускали. Временно он работал в паровозных мастерских кладовщиком. Еще и мне в своей биографии пришлось пойти к нему на помощь. Когда ему исполнилось совершеннолетие я его сменил в кладовой, а он пошел машинистом на маневры.

Годы идут мы уже не удовлетворялись дружбой с девчонками нам требовалось по возрасту уже более чуткие чувства. Дело граничило с любовью. Этому чувству подвергся и Толя. Девчонка которой он симпатизировал жила с ним по соседству. По-видимому он ее страстно полюбил что не пожалел даже жизни.

По-видимому у них вышло что-то несогласованное. И он этот раздор не мог перенести. Дома у него на чердаке была полная мастерская с разными слесарными инструментами и ему нравилось там проводить свободное время. Там он и смастерил себе нечто вроде револьвера и вот когда у него с девочкой вышел раздор он залез на чердак взял свое оружие. Пришел к девочке под окно постучал ей и у нее на глазах выстрелил себе в рот. Упал, смертельно раненый. Поднялась паника его увезли в больницу, а оружие так и не нашли. Думается что дядя Коля его спрятал от посторонних. Перед смертью последние слова были что он неправильно выстрелил надо было пулю направить в мозг, а она застряла в ухе. Несмотря на принятые меры доктора его спасти не смогли. И он считай в восемнадцать лет ушел из жизни. Это было трагедией и для нас. Это был первый сигнал тому что группа начинает распадаться. Так оно и получилось, один за одним стали мои друзья отходить от налаженной работы. Группа прекращала свое существование.

Шурка бабин Пашкин

О №52

Вот уж истинно незавидную жизнь судьба оделила Шурку, которого мы в группе называли "Гришей", что ему страсть как не нравилось. Его мать умерла очень рано, а отец женился вторично. А живя со второй женой им сын оказался ненужным и его оставили на воспитание бабушке и дедушке. Сначала все шло нормально пока был жив дедушка Шурка ходил в школу хотя учеба ему плохо давалась. Но когда умер дедушка и Шурка остался со своей бабушкой Пашкой, жизнь сурово отнеслась к Шурке. Всю тяжесть крестьянского труда Шурке пришлось брать на себя. Бывало отправляется пахать землю. Подобувши в лапотки идет за плугом, и сам не выше плуга вот уж истинно мужичок с ноготок и как он управлялся с тяжелым крестьянским трудом бог его знает. Но он все делал и успевал как настоящий крестьянин. Правда в это время он почти не приходил к нам. Некогда. Работа да и уставал конечно. После такой работы конечно захочется и отдохнуть повалившись здесь же во дворе в траву.

Когда мы приобретали балалайки он тоже от нас не отстал и купил балалайку. Но по-видимому у него не было музыкального слуха. Никак не мог даже простенький мотивчик сыграть он сердился на себя но ничего не помогало. Много и мы старались в его учебе. Но ничего не выходило. Впоследствии он купил и гармошку но я не слыхивал как он играл.

А после смерти бабки Пашки Шурку как кто подменил он пристрастился к водке. Все хозяйство полетело в тартарары. Продал и избу сам недолго работал в пожарной, но и там не смог удержаться. Был слух что он уехал в Старую Руссу, а потом вроде в Волховстрой. Когда служил в армии на флоте он по старой памяти прислал мне фотографию и это все что осталось о Шурке. После войны мы встречали его мачеху. Она говорила что Шурка живет в Таллине. Я два раза посылал туда запрос но мне не ответили. Так и Шурка ушел в неведомые края отколовшись от нас. Думается что не иначе как водка его и сгубила. Интересно бы узнать где он сейчас живет. И имеет ли он семью?

Три рубля

О №53

Уж если писать о друзьях то о Гавре тоже надо написать пару слов то что я об нем знаю. Воспитывался он без отца, жили вдвоем с матерью. Мать работала в паровозных мастерских. Заработок был не ахти какой поэтому они жили скудно. К нам Гавря пришел по Толиным рекомендации и сразу включился в активную работу и вскоре был включен в руководящую четверку. Для меня он был тоже верным другом. Я часто бывал у них на квартире где мы писали свои сочинения для журнала. В общем пока у нас была дружба он был наилучшим товарищем но когда повзрослел наша дружба была для него уже ни к чему. Вся жизнь пошла наперекосяк. Первая жена Дуся что-то рано умерла оставив Гавре дочку. Которую кстати он и не воспитывал. Вся тяжесть по ее воспитанию легла на ее мать тетку Матрену и она мужественно воспитывала Галю а сейчас Галя имеет свою семью, а с отцом и знаться не желает. После войны он женился еще раз взял в жены немку Эрну. Хорошая женщина она как-то раз была у нас но Гавря все больше и больше приучал организм к водке. И когда он завербовавшись уехал в Улан-Удэ Эрна не выдержала вечно пьяного мужа и ушла от него. Но свет не без добрых людей нашлась Маруся, тоже неплохая женщина, но кому нравится вечно пьяный муж и Маруся не выдержала тоже уехала. Гавря все больше и больше пил. А когда умерла мать он и похоронить ее по-человечески не смог. Хорошо что соседи это сделали. Вечно пить каких же денег хватит. Он зачастил ко мне несколько раз занимал тройку но потом отдавал. А намедни раз занял и отдать не торопился. Я конечно ссуду для него закрыл. Он правда приходил и просил вторую тройку мол потом отдаст сразу но я не верил, да и вообще не люблю одалживать когда знаю что тройка пойдет на пропой. Я ему вторую тройку не дал. Он обиделся и перестал ходить ко мне. Но что ж это благодарность от друга. Сейчас он на пенсии и денег не хватает на пропой, так он еще и работает. Живет в развалюхе и опять нашел какую-то женщину на этот раз Любу, ну и пусть живут. Она тоже выпить не прочь, значит чем не пара.

Разрыв

О №54

Как странно мы познакомились с Ленкой так же странно и разошлись. В те годы когда как казалось наша дружба уже перерастала в любовь, когда мы уже влеклись друг к другу. Хотя в Ленке еще ничего девичьего не было. Девчонка как девчонка, а грудь ровная как и у нас мальчишек. Но нам уже хотелось побыть вдвоем, уединиться. И вот однажды не помню по чьей инициативе мы с ней оказались на кладбище. Позови я тогда Ленку и дальше в лес она пожалуй бы пошла, так мы были преданы друг другу. Сначала мы что-то поделали на наших могилках, а затем перешли на могилку где был похоронен ее отец. Ведь она воспитывалась тоже без отца и у матери ее было пять дочерей.

Придя на их могилку, Лене захотелось приводить в порядок могильный холмик, а мне дала подержать консервную банку. Она выщипывает соринки а я стоя у креста решил. Зачем мне банку держать в руках крест сделан из деревянных брусков и банка вполне может стоять на кресте. Это мое решение никак не одобрила Ленка. То ли взыграло религиозное убеждение, или просто принцип, но она на меня накричала, что я оскорбил память ее отца. Я оправдываться не мог а она все ворчит и ворчит.

Домой мы шли уже раздорившись как чужие а когда пришли в деревню я предложил ее проводить. Она снова закричала и отказалась от моего предложения. Мол она и сама дорогу знает, а в таких провожатых не нуждается. Мне ничего не оставалось как поджав хвост идти вправо, когда пошла по большой улице влево. Это был конец нашей дружбы. Это был конец любовных ростков. Больше я ее нигде не встречал. Ходил несколько раз на Урицкую там собиралась молодежь в надежде повстречать ее но все мои походы были напрасными и Ленку я не встретил. Не стала она ходить и к Голубевым. На эти сборища она не ходила по молодости. Здесь собирались постарше ребята, и она поэтому может и не приходила. В общем как бы не было случился полный разрыв. Все отношения с Леной прекратились, а может все же виноват "качай" она его ждала от меня, а я не торопился.

Вечные слезы

О №55

К началу 1929 года у нас семья состояла из одиннадцати человек. Даже накормить такую ораву приходится подумать. Тем более к этому времени земли отошли под совхоз и от крестьянства помощи не было. Трудно ли было прожить? Конечно трудно. Но я не знаю такого случая чтобы мать пожаловалась на трудности.

А вот ее младшая сестра Александра это моя крестная, эта всю жизнь плачет, жалуется, все не так как у всех. Сначала проливала слезы что неудачно вышла замуж. Затем горевала что муж изменяет, а потом так привыкла что по всякому случаю жалуется на трудности в жизни. Идя ее слезам навстречу, и нам приходится ей помогать. То не может скопать огород. Мы идем и помогаем. То не хватает время выстираться. Опять мы идем на помощь. И так всю жизнь. Потом они уехали в Ессентуки. И оттуда в письмах все время писали о недостатках.

А вот старшая дочка у Александры Васильевны пошла во всем по стопам матери. Все причитания переняла от матери. И сейчас на склоне лет когда уже и жить-то осталось немного, мы переписываемся, а ни одного письма от нее не поступает чтобы она не печалилась. То нездоровится. А ведь какая она жизнерадостная, инициативная девчонка как будто кто подменил. Была два раза замужем, имеет двух сынов, а мужей обоих похоронила.

Вот вторая младшая сестра Евгения совсем не такая хотя и у нее много неприятностей бросил муж-пьяница сын но она никому не жалуется на трудности. А конечно ей нелегко. Ведь и ее дочка не живет с мужем и сын бросил семью. Заработок небольшой она с трудом стягивает концы с концами но не плачет как мать и старшая сестра все у нее идет нормально. Знает что помощи ждать неоткуда и поэтому у нее такой устойчивый и покладистый характер. А может Женя и права так жить может и лучше. Пусть не каждый знает о ее трудностях, а она с ними будет бороться самостоятельно и как всегда выйдет победителем.

Два брата

О №56

Младше меня у меня было два брата Сергей и Зосим и хотя между нами была разница в четыре года, дружба была двойная. Во-первых дружили как братья, а во-вторых дружили как товарищи. Вот они в семейном разговоре уловили о нашей стройке и они решили последовать нашему примеру и подговорив еще ребят соорудили на дереве помост а возвести стенки уже не хватило энергии.

Эти два брата любили держать зверьков. Одно время держали бельчонка, и он у нас жил долго. Привык как садимся за стол и он взгромоздится кому-либо на плечо, получит кусок сахара и здесь на плече его грызет. Выходил даже на ближайшие деревья, попрыгает и обратно вернется в комнату. Но однажды наверно кто-то спугнул и он ушел от нас навсегда. Видели на березах на Социалистической улиц но конечно вернуть не было возможности.

После этого они принесли ястребенка. Кормили ухаживали пока он стал превращаться в ястреба и стал налетать на кур. Это подследила мать и палкой забила его насмерть.

Тогда братья завели белых мышей. Еще и я помогал им расширять клетку. А вот перед войной куда они девались, не помню, ибо обои братья были уже в армии.

Было у них ружье, один раз и я ходил в лес и выстрелил по зайцу, а потом по следу исходил лес и вдоль и поперек зайца больше не видел. И после этого я больше ружья не брал. Сергей служил в армии под Винницей и наверно погиб в первую бомбежку, на розыск ответили что пропал без вести, а Зосим попал под бомбежку когда ехал в армию. Попал в плен, бежал, и так несколько раз, пока не оказался в Западной Германии в работниках, там нашел себе подругу. А после освобождения Зосим служил в армии, а как демобилизовался приехал к нам и затем вывез себе и жену уже с сыном. Сейчас живет в Забайкалье.

Пропащий человек

О №57

Младше Зосима еще у меня был брат Олег хотя он и сейчас есть ну уж не человек. Если Зосим нажил пятерых детей, то Олег пристрастился к водке. А был такой тихий, даже когда хоронили отца от побоялся подойти к гробу.

Но война все изменила. Он уже учился в ФЗУ, но училище вместе с учащимися эвакуируют в Ярославль. Так в Ярославле оказался и Олег. Из училища учащиеся бегут. Бежит и Олег и зайцем без денег, вшивый приехал в тогдашний Сталинобад. Нашел нас. Поступил на работу и там же его призвали в армию. Учился в местечке Конт под городом Фрунзе. А потом их направили на фронт. Он был снайпер. Но в первую же вылазку попал под обстрел и лишился правой ноги. Конечно взяли в плен ногу отрезали и забинтовав бинт пришили к ноге. Когда его освободила наша армия его перевели под Ростов. Там пришлось еще резать ногу, и там он и вылечился. Домой приехал хоть и без ноги на костылях но протез принес как автомат за плечами. Молодость свое брала и он начал бегать за девочками. Дружил с одной из колхоза но почему-то до свадьбы дело не дошло. Женился на другой. И когда мы возвращались на родину он увез жену уже беременную. Дело пошло на лад родилась девочка. И хотя он еще раз ездил в Таджикистан но без нас но не ужил. Вернулся потом купил себе сына. Устроился вроде и на работу хорошую. Мастера ценили но он совсем испортился. Сейчас стал явно алкоголиком. Хотя он в этом не признается, а ведь ни один алкоголик не считает себя таковым. Пьет много, и каждый день и говорит что пить хочется. Доходит дело до истерики иногда бьет посуду ругает жену самыми последними словами и очень ревнует жену к каждому. Вот я и считаю, что он стал пропащим человеком. Лечиться не хочет, а и так последний человек. Ни рыба ни мясо. Что будет дальше всего скорее что где-либо подохнет с перепою.


наверх | содержание | далее

© 1978-1980 Н.Ф.Васильев
© 1991-2004 В.В.Васильев ("расшифровка", компьютерный набор и компоновка)


Created by Vlad Vasiliev on 6 Mar 2004
Last modified on 7 Mar 2004


Хостинг от uCoz
UCOZ Реклама
функции организации производства . кровь в кале у кошки